Жуковский Василий

Сказка о царе Берендее

Сказка о царе Берендее, о сыне его Иване-царевиче, о хитростях Кощея Бессмертного и о премудрости Марьи-царевны, Кощеевой дочери. Жил-был царь

Ивиковы журавли

На Посидонов пир веселый, Куда стекались чада Гелы Зреть бег коней и бой певцов, Шел Ивик, скромный друг богов. Ему

Тюльпанное дерево

Однажды жил, не знаю где, богатый И добрый человек. Он был женат И всей душой любил свою жену; Но не

Алина и Альсим

Зачем, зачем вы разорвали Союз сердец? Вам розно быть! вы им сказали, – Всему конец. Что пользы в платье золотое

Торжество победителей

Пал Приамов град священный; Грудой пепла стал Пергам; И, победой насыщенны, К острогрудым кораблям Собрались эллены – тризну В честь

Светлана

Раз в крещенский вечерок Девушки гадали: За ворота башмачок, Сняв с ноги, бросали; Снег пололи; под окном Слушали; кормили Счетным

Мщение

Изменой слуга паладина убил: Убийце завиден сан рыцаря был. Свершилось убийство ночною порой – И труп поглощен был глубокой рекой.

Лесной царь

Кто скачет, кто мчится под хладною мглой? Ездок запоздалый, с ним сын молодой. К отцу, весь издрогнув, малютка приник; Обняв,

Роланд оруженосец

Раз Карл Великий пировал; Чертог богато был украшен; Кругом ходил златой бокал; Огромный стол трещал от брашен: Гремел певцов избранных

Уллин и его дочь

Был сильный вихорь, сильный дождь; Кипя, ярилася пучина; Ко брегу Рино, горный вождь, Примчался с дочерью Уллина. “Рыбак, прими нас

Эльвина и Эдвин

В излучине долины сокровенной, Там, где блестит под рощею поток, Стояла хижина, смиренный Покоя уголок. Эльвина там красавица таилась, –

Наль и Дамаянти

* Наль и Дамаянти есть эпизод огромной Индейской поэмы Магабараты. Этот отрывок, сам по себе составляющий полное целое, два раза

Рыбак

Бежит волна, шумит волна! Задумчив, над рекой Сидит рыбак; душа полна Прохладной тишиной. Сидит он час, сидит другой; Вдруг шум

Спящая царевна

Жил-был добрый царь Матвей; Жил с царицею своей Он в согласье много лет; А детей все нет как нет. Раз

Поликратов перстень

На кровле он стоял высоко И на Самос богатый око С весельем гордым преклонял: “Сколь щедро взыскан я богами! Сколь

Людмила

“Где ты, милый? Что с тобою? С чужеземною красою, Знать, в далекой стороне Изменил, неверный, мне; Иль безвременно могила Светлый

Алонзо

Из далекой Палестины ‎Возвратясь, певец Алонзо ‎К замку Бальби приближался, ‎Полон песней вдохновенных: Там красавица младая, ‎Струны звонкие подслушав, ‎Обомлеет,

Элевзинский праздник

Свивайте венцы из колосьев златых; Цианы лазурные в них заплетайте; Сбирайтесь плясать на коврах луговых И пеньем благую Цереру встречайте.

Page 1 of 212