Жемчужные слезы

Было, да и не было ничего – жили на свете два брата. Оба были женаты, но у одного были дети, а у другого нет. Так и жили они вместе ладно и дружно. Но вот подросли дети у младшего брата, а жена и говорит ему: – Надо нам разделиться с братом, стары уж он и его жена, что в них пользы! Рассердился муж:

– Что ты, жена, как можно! Куда им податься, старикам? Пока были молоды, как волы трудились, работали на нас да на наших детей, а теперь, как состарились да занеможили, так и гнать их?

– Нет и нет! – говорит жена. – Не разойдешься с братом – пойду в реку брошусь, порешу себя.

Что делать? Пошел муж, сказал все брату.

Загрустил бездетный брат, говорят:

– Зачем тебе гнать меня на старости лет? Уж и так я на пороге смерти. Брат ведь я тебе, грехом тебе зачтется. Не объедим тебя, моя доля не то что нас со старухой, целую семью прокормит, и детей у меня нет, не в могилу же возьму свое, твоим детям все и останется!..

– Как мне быть – говорит брат. – Мне и самому неохота расставаться с тобой, да вот жена заела совсем, грозится руки на себя наложить, Что оставалось бездетному брату? Пошел он, рассказал все жене, и на другой же день отправились они в путь-дорогу. Ничего не взяли с собой, так с пустыми руками и пошли.

Шли они, шли и пришли в один лес.

Стали искать себе в этом лесу пристанище.

Пробродили так два дня, а на третий нашли старый заброшенный домик. Вошли они, хозяев не видать, а хлеба и вина столько, что на много лет достанет. Старик со старухой и говорят:

– Что же, видно, это дэвово добро, Придет он, поест нас, хоть от муки избавит. Стали жить.

Живут так месяц, два. Идет время. Уж много месяцев прошло – не видать хозяина, Тихо, спокойно живут старик со старухой на новом месте, только иногда заскучают:

– Вот умрем, кто глаза нам закроет, кто нас схоронит?

Прошло еще время, и почуяла старуха, что во чреве ее ребенок шевелится.

Обрадовались они, ждут.

Настало время, и родилась у старухи дочь, да какая: засмеется – вокруг розы, фиалки зацветают, да так, что и умирающий исцелится от их прелести и аромата; заплачет – слезы жемчугами сыплются.

Так и живут. Как заплачет ребенок, посыплются жемчуга, подберет старик, продаст, купит все, что нужно.

Зажили старики с дочкой счастливо и безбедно. Старик и замок возвел дочери.

Идет время.

Подросла дочка, стала девушкой-красавицей, такой, что только взглянешь на нее-все на свете забудешь.

Вот раз пошел на охоту сын царя той страны. Целый день охотился сын царя вместе со всеми своими советниками да охотниками, одного только фазана и убил.

Вечером и говорит сын царя:

– Пойдите зажарьте где ни есть этого фазана. Здесь заночуем, а завтра еще поохотимся. Не возвращаться же во дворец с одним фазаном!

Взял один охотник фазана и пошел искать, где его зажарить. Добрел он до жилья того старика. Вошел. Принял его старик как должно, угостил. Сказал гость:

– Я слуга сына царя, вот должен зажарить для него этого фазана. Хотел старик взять фазана жарить, не дает охотник:

– Я сам должен его приготовить для господина.

Развели огонь, вздел охотник фазана на вертел и стал жарить его. Тут вошла дочь старика.

Взглянул на нее охотник и загляделся. Стоит девушка, а тот смотрит, глаз не оторвет,- птица и подгорела на углях.

Что делать? Встал охотник и понес подгоревшую птицу. Посмотрел сын царя и говорит:

– Что это фазан у тебя так подгорел?

– Виноват, господин, – говорит охотник, – там старик так хорошо меня встретил, просил и вас к себе в гости. Хотел и фазана отдать домашним зажарить, да я не Дал, решил, что сам приготовлю для вас. А пока он жарился, вошла дочь старика, такая красавица, глаз от нее не оторвать, – загляделся я, вот птица у меня и сгорела.

Пошел сын царя со всеми своими советниками к старику в гости.

Обрадовался старик гостям, встретил их со всем почетом.

Все, что было в доме, все на стол подал. А как стали садиться за стол, взял старик кувшин с водой, стал обходить гостей, чтобы полить им на руки, Подошел к сыну царя, а тот отказывается:

– Не дам старику поливать мне воду. Есть, верно, у вас кто помоложе, пусть польет. Взяла тогда воду жена старика, обошла гостей, а сын царя и ей не дает полить себе. Хотел сын царя, чтобы дочь старика подала ему воду.

Позвали старики дочь.

Вошла девушка, несет кувшин с водой, а сын царя как взглянул на нее, так и обмер и сознание потерял. Засмеялась девушка, глядя на него, и посылались вокруг розы и фиалки. Этими-то розами да фиалками и привели в чувство юношу, и сели все за стол.

Отужинали, и стал просить юноша у старика отдать ему в жены дочь,

Сказал старик:

– Господин мой, не стоим мы того, но уж если ваша воля на то, кого лучше нам и желать?

Обрадовался сын царя. В ту же ночь обручился с красавицей, а наутро поехал к родным с радостной вестью.

И родители согласны:

– Если тебе по сердцу, то и мы наперекор не пойдем. Был у этого царя один злой дядька.

А у дядьки дурная дочка – чернавка. Вот и задумал злой дядька как ни есть выдать эту свою дочь замуж за сына царя.

Вызвался дядька ехать за невестой, А как садился в коляску, упрятал в задок и свою чумазую, что ворон, чернявую девку, повез с собой.

Приехали, взяли невесту, везут.

Взял дядька с собой два кувшина воды.

Дел он дорогой невесте поесть соленую пищу – умирает девушка от жажды.

Просит она:

– Дайте мне воды хоть каплю. А дядька:

– Где здесь в глухом лесу воду взять?

– Дайте воды, что хотите берите взамен, – молит девушка.

– Вот разве только отдашь глаз, достану тебе воды, – говорит дядька.

– Берите глаз, только дайте напиться, – говорит девушка. Дал дядька кувшинчик воды, вырвал у нее глаз и спрятал.

Выпила девушка до дна весь кувшинчик, а все не утолила жажды. Опять просит воды. Дал ей дядька еще кувшинчик с водой и вырвал другой глаз, Потом сказал дядька слугам:

– Устала невеста, надо дать ей отдых, а вы поезжайте, не останавливайтесь.

Слуги уехали, а дядька остановил коляску, вывел ослепшую девушку, подвел ее к дереву, снял с нее все наряды, вырядил свою дочку-чернавку невестой, усадил в коляску и укатил.

Приехали во дворец.

А сын царя затеял богатую свадьбу, назвал гостей, ждет свою красавицу невесту, не дождется.

Привезли ему вместо его красавицы девку-чернавку, урода неписаного. И ни роз, и ни жемчугов, и ни фиалок.

Разгневался сын царя – что это за урод, кто подменил мою красавицу этой чернявой, что ворон, девкой?!

– Где моя красавица невеста, что ты учинил над нею?! – кричит он на дядьку.

– Господин мой, – говорит дядька, – это она и есть. Только плакала она много, прощаясь с родными, вот от слез в лице и изменилась. Отойдет, все та же будет.

Не верит сын царя. Не подпускает к себе чернавку.

Так и живут – жена сама по себе, муж сам по себе.

А слепая девушка осталась одна в лесу. Стоит она у того дерева, где ее дядька ссадил с коляски, плачет, плачет, убивается. Текут слезы жемчугами, Сыплются жемчуга, засыпают девушку.

Засыпали так ее жемчуга до самой груди, укрыли нагую девушку.

Возле того леса, где девушка плачет да убивается, был город. В городе жил один бедный старик. У старика только и имущества, что осел.

Пойдет старик в лес со своим ослом, наберет там сухих веток, хворосту, нагрузит осла, привезет в город, продаст, раздаст деньги нищим; пойдет в полдень, привезет еще хворосту, продаст, внесет в храм на бедных; пойдет к вечеру, опять соберет сучья, привезет, продаст и уж на себя и на жену-старуху деньги потратит. Так и живут добрые старики.

Вот раз пошел он в лес, отпустил осла попастись, а сам режет сухие ветви. Собрал, связал, ищет осла, а его нет.

Пошел старик, ходит по лесу, ищет.

Видит – стоит осел, уставился на гору жемчуга, а в жемчуге по грудь зарыта девушка.

Рассердился старик на осла, стал отгонять его, а девушка и говорит:

– Кто ты, человек? Будь мне братом или отцом, спаси меня, отрой из этой горы жемчуга.

Отрыл ее старик, отвел домой, собрал потом жемчуга, снес и их в дом.

Разбогател старик. Одел, обул девушку, возвел богатые хоромы и отвел ей отдельную палату.

Вот сидит раз у себя девушка и слышит: наседка во дворе чего-то рассердилась на цыпленка, клюнула его клювом. Запищал цыпленок, прибежал петух, стал ругать наседку:

– Что ты моего ребенка обижаешь?!

Услышала девушка, рассмеялась. Посыпались розы, фиалки, так и зацвело все вокруг. Вошел старик, удивился: откуда эти чудесные цветы, словно сад расцвел вдруг. Сказала девушка:

– Отец, возьми эти розы и фиалки в город, где царь живет. Носи, только не продавай, сколько бы ни давали. Найди дядьку царя. Захочет он купить эти розы и фиалки, а ты скажи: я не продаю, я только на глаза меняю. Даст он тебе глаза – отдай цветы, а глаза принеси мне.

Понес старик цветы в город.

Ходит, носит, а только никому не продает, хоть многие торгуются. Наконец набрел он на того дядьку. Сказал дядька:

– Продай розы и фиалки, старик!

Решил дядька купить цветы, рассыпать подле своей дочери и сказать: вот опять розы да фиалки цветут вокруг невесты. А старик говорит:

– Я не продаю, я только на глаза меняю.

Дал дядька старику один глаз, забрал цветы, принес, рассыпал вокруг своей чернявой дочки, да только не помогло и это – и близко не подходит сын царя к дурнушке.

А старик принес глаз красавице, вставила она глаз, растерла жемчуга в соку своих роз и фиалок, промыла, оживила глаз.

На один глаз прозрела девушка, а на второй еще слепа. Как добыть его?

Приготовила девушка себе гроб и говорит старику:

– Вот у меня на шее ожерелье, сними его с меня, знай, я умру, как снимешь, а ты снеси к тому дядьке и обменяй это ожерелье на другой глаз. Приживи его мне, а потом уложи меня в гроб, отнеси на то же место, где ты меня нашел, и оставь там.

Пошел старик, обменял у дядьки ожерелье на глаз девушки, принес, вставил умирающей и с плачем отнес ее на то место, где увидел впервые в жемчужной горе.

Родился у красавицы там сын. Лежит мальчик в гробу возле матери, встанет, пососет молоко и снова ляжет.

А царевич тоскует по ней и близко к дядькиной дочке не подходит.

Вот поехал он раз на охоту рассеяться немного. Вошел в лес. Вспугнул лань, побежала она. Пустил стрелу сын царя, убежала лань. Погнался за нею сын царя.

Бежит, бежит лань, бежит за нею юноша.

Вдруг прыгнула лань, перескочила через гроб и исчезла. Подошел царевич, посмотрел, видит – лежит в гробу его красавица, узнал он любимую.

А она лежит, словно спит. Обнял ее царевич, плачет, льет слезы, да чем слезами поможешь?

Выплакался он, отошел немного, взял сына своего, что лежал в гробу возле матери, повел его с собою во дворец.

Привел он мальчика, взяла мальчика дядькина дочка, повела к себе, ласкает, играет с ним, хочет тем царевича задобрить.

Взяла его на руки, а мальчик ухватился за ожерелье и тянет к себе, рвет, сам плачет.

Рассердился сын царя, говорит чернавке:

– Отдай ему, что просит, не дразни ребенка. Сняла она ожерелье, отдала ребенку.

А мальчик как заполучил, что просил, еще больше заплакал, тянется к матери в лес.

Взял сын царя ребенка, посадил к себе на коня и помчался в лес. Увидел ребенок мать, успокоился, заулыбался, замахал ручками.

Посадил царевич ребенка к матери и смотрит, что-то он будет делать. А мальчик пополз, обхватил шею матери руками и набросил ей на шею ожерелье. Ожила красавица, раскрыла глаза, привстала, смотрит,

Обрадовался сын царя, не знает, что и делать от радости.

Подсадил к себе на коня и жену и сына и помчался домой.

Подъехал ко дворцу, кричит:

– Вот моя жена, а вот и сын!

Вышли навстречу царь, царица, обнимают, целуют невестку.

Вошла она во дворец, вспомнила все, что перенесла, расплакалась – полились слезы – так и засыпало пол жемчугами.

Увидела красавица дядькину дочку-чернавку, взял ее смех – зацвели вокруг розы да фиалки.

Злого дядьку и его дочь привязали к конским хвостам и на куски изорвали, а царевич женился на своей нареченной.



Зараз ви читаєте: Жемчужные слезы