Ведьма Карма Норзом

В чудесной местности Лиу-дзонг правил добрый наместник по имени Ючанг Гьялпо, но у него была прескверная жена. Все прибавляли к ее имени слово “ведьма”, поэтому именовалась она не иначе как Ведьма Карма Норзом. И у них была служанка – ничем не лучше, чем ведьма-жена, звали ее Балай Кушок. Она всячески подбивала ведьму творить зло и помогала ей в ее мерзких деяниях. Вот так оно все и было: хороший наместник с гадкой женой и гадкой служанкой.

Помимо всего прочего, наместник часто ездил по делам. В одну из таких поездок он остановился в доме,

где жили вдова с красавицей-дочкой. Дочь звали Шелкар Гьяцо, и она была столь прекрасна, что наместник не смог устоять перед ее красой. Несмотря на то что девушка была еще очень молода, он попросил мать отдать дочь ему в жены.

– Тебя наверняка ждет дома жена. Я не отдам тебе свою дочь. Она не вышла годами, да и кроме нее у меня никого нет, – ответила мать.

– Меня не ждет дома жена, – скрыл правду наместник. – Коли девушка пожалуется на холод, укутаю ее в лучшую парчу. Скажет, что голодна, – уставлю стол лучшими яствами. Испытает ли жажду – напою нектаром и развею ее грусть в вечнозеленых садах.

Нескоро и неохотно отпустила мать свою дочь. Наместник продолжал осаждать ее просьбами – мать отвечала отказом. Наконец спустя немало времени она согласилась расстаться с дочкой, единственной, кто скрашивал ее одиночество. Наместник нарядил девушку в лучшие новые одежды и повез на лучшем скакуне домой.

Когда им осталось преодолеть последний холм, жена и служанка вышли наместнику навстречу. При виде их девушка сказала:

– Я вижу, что тебя ждет дома жена. Пожалуйста, дозволь мне уйти. Я не поеду дальше с тобой.

– Да нет у меня жены, и тебе не нужно бояться и что-то подозревать. Но если ты и впрямь страшишься этих двух женщин, то можешь притвориться, что я взял тебя в секретари, – сказал наместник и переодел ее в мужское платье.

Но стоило жене увидеть, что муж приехал не один, как она туг же сказала: “Когда ты уезжал, то я видела лишь одного человека и одну лошадь. Теперь ты вернулся, и я вижу еще одного человека и вторую лошадь. Как бы то ни было, это к беде. Надеюсь, все дело лишь в том, что наши дела идут на лад и ты нанял себе помощника”. Полная подозрений, она ушла, не предложив ему в знак приветствия выпить чашу благопожелательного напитка.

“Пожалуйста, не сердись и не подозревай меня ни в чем, моя дорогая жена, – успокоил он ее. – Это всего лишь мой секретарь. Наше дело процветает, и он отныне будет мне помогать”.

Ведьму утихомирил его ответ. Она преподнесла ему благопожелательный напиток, и вместе они вошли в дом. По дороге она разглядывала секретаря, велев служанке также не спускать с него глаз. Однако они так ничего и не заметили.

Когда они пришли домой, наместник отвел девушке комнату, которая именовалась Полными счастья чертогами Тары, в то время как он сам с женой спал там же, где обычно, – в “Полной счастья бирюзовой комнате”. Однако большую часть времени наместник проводил в компании девушки, что ужасно злило жену, разжигая ее подозрительность. Она отправила служанку следить за ними. Прошло совсем немного времени, как острый взгляд служанки проник в их тайну. Она рассказала жене, что секретарь на самом деле не мужчина, а молодая и красивая девушка. Услыхав это, ведьма так и взвилась от злости. С оскаленными клыками и растрепанными волосами она побежала в кладовку, взяла немного муки, чаю и всего остального и побросала в море, сказав наместнику:

“Слушай, что я тебе скажу, мой господин,

Те кладовые, где мы храним муку, чай и масло,

Все до единой пусты.

Иди в Дарце-до и пополни наши запасы”.

Наместник все подготовил к поездке. На тот случай, если девушка проголодается в его отсутствие, он оставил ей разнообразную вкусную еду, а также нектар, если она почувствует жажду. Он велел жене и служанке не входить в комнату девушки. Радуясь тому, что наместник уедет уже на следующий день и она останется наедине с девушкой, жена пообещала сделать все, как он скажет.

Стоило наместнику уехать, как ведьма отправилась в комнату девушки, держа в правой руке топор, в левой нож и заткнув серп себе за пояс. Она позвала:

“Слушай, что я тебе скажу, ты, чье имя Шелкар Гьяцо:

Открой по доброй воле дверь,

Иначе я отрублю тебе руки и голову своим топором,

Ноги отрежу ножом

И рассеку пополам серпом,

И тогда тебе уже не подняться с земли”.

Шелкар Гьяцо взмолилась перед ней:

“Выслушай меня, почтенная госпожа: Пожалуйста, прости меня, почтенная госпожа. Все, что у меня только есть, я отдам тебе, Мой коралловый патук я отдам тебе”.

И вновь ведьма потребовала, чтобы девушка вышла, но та отказалась и, простершись около двери, продолжала молить о пощаде:

“О, моя почтенная госпожа, Молю, прости меня, Все, что у меня есть, я отдам тебе, Пощади меня, сохрани мне жизнь”.

Ведьма еще больше разъярилась и под мольбы девушки разнесла дверь, чуть не пришибив ее. Несмотря на то что та была еле жива, ведьма не сжалилась над ней и заставила работать. Сначала она велела девушке принести большое ведро воды, и та подчинилась. Затем она приказала ей поджарить сто мешков муки, однако девушка не успела справиться с работой в указанный срок, и ведьма поколотила ее и бросила в огонь. Девушка вся покрылась волдырями и чуть не испустила дух, а ведьма, выхватив из-за пояса серп и размахивая ножом и топором, разделила свои волосы на две части, потащила девушку вон из дома и бросила в озеро, где обитала ее душа. Избавившись от девушки, ведьма осталась довольна и почувствовала, что у нее камень с души свалился. Она наградила служанку за помощь и, вырядившись в свое лучшее платье, села дожидаться возвращения наместника.

Тем временем наместник постарался поскорее завершить свои дела и вернулся уже через четыре дня. Он так хотел увидеть свою новую жену, что, добравшись домой, сразу же отправился в Полные счастья чертоги Тары. Увидев, что весь двор залит кровью, он спросил ведьму, что произошло. “Случилась страшная драка между курицей и обезьяной, пролилось много крови и курица погибла”, – ответила жена.

Затем, увидев кровь на ступеньках, ведущих в Полные счастья чертоги Тары, наместник вновь спросил ее, откуда она.

“А это потому, что между мной и Шелкар Гьяцо произошла схватка, и она погибла от моей руки”.

Наместник чуть было чувств не лишился, когда услышал, что ведьма убила его новую красавицу-жену. Он прозвонил в большой колокол, использовавшийся для того, чтобы созывать всех жителей на совет по важным вопросам. Когда все жители деревни собрались, он велел части из них отправиться в долину и срубить дерево, где обитала душа ведьмы, а другим – идти и осушить озеро. Когда дерево и озеро обитания ведьминой души были уничтожены, она умерла. Затем наместник осторожно поднял тело девушки со дна озера и решил сжечь ее на ритуальном костре, положив вязанку поленьев кипариса с правой стороны холма, можжевельник с левой и рододендрон спереди. Однако пламя не брало тело девушки.

Согласно верованиям тибетцев, ведьмы и другие люди, обладающие сверхъестественными способностями, хранят свою силу и душу вне своего тела, в других предметах, подобно тому, как сила Самсона была в его волосах.

“Что же тебя держит здесь, моя молодая госпожа, что ты не горишь?” – пропел наместник.

Он подумал, что, может быть, она не может расстаться с его башмаками и сжег их, не снимая с ног. Несмотря на то что ступни его обуглились, тело девушки по-прежнему не горело. Затем ему пришло в голову, что она не может позабыть его чупа, и его он тоже швырнул в огонь. Но поскольку тело по-прежнему не поддавалось языкам пламени, он сказал: “Ты, наверное, слишком привязалась ко мне”, – и прыгнул в костер сам. И тогда тело загорелось, и наместник умер вместе с девушкой. На месте кремации образовалась огромная куча пепла.

Мимо шел человек, за ним трусил его несчастный осел, едва передвигая ноги под тяжестью груза. “О, вот и холм из пепла на том месте, где были сожжены наш добрый и щедрый наместник Ючанг Гьялпо и девушка Шелкар Гьяцо”, – сказал прохожий и бросил горсть ослиного корма поверх пепельной горы. Оттуда выпорхнула золотая птичка. Человек был поражен. Он бросил еще одну горсть, и из кучи вылетела птичка бирюзового цвета. Она присоединилась к золотой птичке, и они вместе взмыли в небо. Поскольку ничего не произошло, когда он кинул на пепельную гору третью горсть ослиного корма, прохожий продолжил свой путь, позабыв про двух птичек.

Каждый день две птицы опускались на крышу дворца в соседнем королевстве и угощались тем, что предлагал им добрый король. У короля не было потомства, и он полюбил птичек как родных детей. Он удивлялся их необычной окраске и тому, что они всегда прилетали вместе и в одно и то же время. Его любопытство возрастало день ото дня. Когда он уже был не в силах его дальше сдерживать, король отправился к ламе и попросил его погадать. Лама сказал, что данные события имеют благоприятное значение, и велел изловить птичек.

Когда птички, как обычно, прилетели за обедом, король поймал их и отнес ламе, чтобы получить дальнейшие наставления. Лама велел королю обернуть птичек в дорогую материю и положить золотую птицу в золотую шкатулку, а бирюзовую – в шкатулку из бирюзы. А затем, когда взойдет полная луна, без промедления открыть обе шкатулки. Любопытство короля еще больше возросло, когда лама не смог ответить ему, что же случится с птичками.

Король вел счет дням и подолгу просиживал возле шкатулок, не спуская с них глаз и внимательно вслушиваясь, не раздастся ли оттуда какой-нибудь особенный звук. Несколько раз он был близок к тому, чтобы открыть их, но в последний момент отдергивал руку, вспоминая о наказе ламы подождать до пятнадцатого числа четвертого месяца.

Когда наступил пятнадцатый день четвертого месяца и взошла луна, король быстро открыл золотую шкатулку и оттуда появился прекрасный принц, равных которому не было на свете. Но бирюзовую шкатулку он открыл уже чуть медленнее, и у появившейся из нее принцессы один глаз чуть-чуть косил. Но в остальном она обладала совершенной красотой, как будто была девушкой из Мира Богов.

Теперь у бездетного короля появились наследники, которым он мог оставить свои владения. Никто из жителей королевства не знал на своем веку таких прекрасных принца и принцессу. Все были столь счастливы, что провели остаток своих дней в радости и веселье.



Ведьма Карма Норзом