В одном селении



В одном селении было много людей, и жили они в достатке – все имели.

И вдруг начали умирать. Один за другим. А почему – никто не знает.

И приехал в это селение богатый человек. Он пожелал жениться на девушке Инанупирике. Но она отказала ему.

Тогда богатый человек, обиженный и обозленный, уехал в свое селение.

А в этом селении люди опять начали умирать.

Инанупирика сказала:

– Надо уходить отсюда, а то все умрем.

Послушались люди и ушли на морской берег. Там построили себе новые жилища. Но скучно было вдали от своего народа. Люди стали думать и говорить так: есть ведь и другие селения; если уйдем туда и будем жить там, всем станет хорошо.

Правильно, конечно, говорили люди.

Однако Инанупирика, которая отвергла того богатого человека, была против возвращения в прежние места. И в разговорах она всех одолела. Вот как долго и красиво она могла говорить.

После этого люди наготовили себе много пищи. Должно было хватить на всю зиму.

Тут и в это селение – отыскал как-то – пришел тот богатый человек и снова пожелал, чтобы Инанупирика стала его женой. Но она и в этот раз отвергла его. И даже еще сказала:

– Чтоб больше я тебя никогда не видела!

Совсем разгневался тот богач. И ушел.

А зимой, когда началась метель, он незаметно пришел в селение и топором перерубил опоры амбара. Амбар упал. Он и его порубил, и мясо, и рыбу, которые хранились в нем.

А метель разбушевалась такая сильная, что все сидели у очагов. Десять дней ревела метель, все жилища, вырытые в земле, сильно очень завалило снегом. Когда она кончилась, люди еле выбрались наружу.

Все хотели есть. А амбара нет. Долго раскапывали его, нашли остатки пищи – много ее успели съесть лисы и соболи. И собаки им помогли.

И тогда они снова заговорили:

– Надо уходить отсюда. Надо уходить в другие селения, к своему народу. Может, не все дойдем. Но если останемся здесь, то все погибнем.

– Нет, – сказала Инанупирика, – никуда не надо собираться. Мы здесь проживем.

И на этот раз она всех переговорила.

Но лучше никому не стало. Есть совсем уже было нечего. Люди, ослабшие, собирались вместе в земляном жилище. Женщины надевали шелковые халаты и украшали себя бусами, как украшают мертвых. Сделав так, они ложились спать вместе. Ночью кто-нибудь умирал.

Потом все умерли.

Умерла и Инанупирика.

Однажды пришел сюда тот богач. Посмотрел на большие пустые котлы, на обрушившиеся жилища. И ушел.

Старики из других селений после рассказывали об этом своим детям, их дети – своим детям. Рассказывали затем, чтобы не поддавались рассуждениям женщины.

У каждого ведь свой ум есть.

Вот так было в одном селении.

Обиделись, потому и воевали

Однажды, когда еще, кажется, снег не выпал, это было.

В Тарайке жили люди. Ничего жили. Даже очень хорошо было, если морского зверя убивали и рыбу ловили.

И вот один мужчина, богатый, пошел зачем-то вверх по реке, туда, где ороки жили. У... ороков много оленей паслось. От одного леса до другого – вот как много!

Ладно, пришел этот мужчина к орокам. Вошел в их жилище, сел у огня.

Ну, ороки захотели угостить гостя. Приготовили олений желудок и подали ему.

Никогда никто не подавал мужчине такую пищу. Плохая пища. Мерзкая. Обиделся он. Не стал есть. Вышел из их жилища и направился к себе домой. Даже забыл, зачем приходил к ним.

Вернулся в селение и рассказал про то, как ороки предложили ему есть желудок оленя. С обидой рассказал. Все послушали и тоже обиделись. На всех ороков. Плохие это люди, – решили. Надо с ними воевать.

Собрались и пошли в то селение ороков. Напали на то жилище. Убили всех мужчин и всех женщин. Один только юноша успел вскочить на оленя и поскакал. Бежали за ним – не догнали. Стрелы в него пустили – не долетели. Быстро убегал.

Тот юноша приехал в другое орокское селение. Плакал. От него узнали те ороки, что случилось в соседнем селении.

Тогда они изготовили большую кучу луков. И еще большую кучу стрел.

Потом наступила зима. Озеро покрыло льдом. Айны селения вышли на лед, продолбили в нем лунки и ловили рыбу леской.

И вдруг от берега озера выскочили на оленях ороки. За спинами у них были колчаны, полные стрел, а в руках – луки. Они стали стрелять по людям, ловившим рыбу. Метко стреляли. Куда ни побежит человек, стрела в него воткнется. Всех перебили.

Темно уже стало, а ороки никак не успокоятся. Друг перед другом хвалятся, кто сколько айнов убил. И еще хотят воевать. И понеслись на оленях в селение.

Айны тогда в землянках жили. И кто был-то в них? Женщины и дети. Ну еще старики. Они уже забыли, когда воевали. И никакого оружия не имели.

Окружили ороки селение. Сломали у всех землянок крышки дымоходов и стали бросать в них сухую горящую траву. Испугались женщины, заплакали дети. Не знали, куда деваться.

Мало кого тогда пожалели ороки. Только красивых женщин увели с собой. После поженились на них.

Айны других селений ждали: будут ли еще ороки воевать? Сами они уже не хотели. Но готовились на всякий случай.

Двое мужчин первыми начали готовиться воевать. Один встал в стороне, на открытом месте, другой принялся стрелять в него из лука стрелами с тупыми концами. Этот стреляет, а тот ловит. Этот еще стреляет, тот снова ловит. Потом многие в того стали стрелять. Он и их стрелы успевал ловить. Очень хорошо научился – ни одна стрела в него не попала.

После и другие мужчины этому научились.

Узнали об этом ороки. И подумали. Если в таких ловких бойцов пустят стрелы с железными наконечниками, то они все равно поймают их. Или уклонятся. К тому же они, ороки, имея жен-айнок, уже как бы породнились с айнами. Чего же теперь воевать?

Айнам тоже война не нравилась. Плохое это дело.

Стали жить мирно.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Зараз ви читаєте: В одном селении