Терешечка

Худое житье было старику со старухою! Век они прожили, а детей не нажили; смолоду еще перебивались так-сяк; состарились оба, напиться подать некому, и тужат и плачут. Вот сделали они колодочку, завернули ее в пеленочку, положили в люлечку, стали качать да прибаюкивать – и вместо колодочки стал рость в пеленочках сынок Терешечка, настоящая ягодка! Мальчик рос-подрастал, в разум приходил. Отец ему сделал челночок. Терешечка поехал рыбу ловить; а мать ему и молочко и творожок стала носить. Придет, бывало, на берег и зовет: “Терешечка, мой сыночек!

Плыви, плыви к бережочку; я, мать, пришла, молока принесла”. Терешечка далеко услышит ее голосок, подъедет к бережку, высыпет рыбку, напьется-наестся и опять поедет ловить.

Один раз мать говорила ему: “Сыночек, милочка! Будь осторожен, тебя караулит ведьма Чувилиха; не попадись ей в когти”. Сказала и пошла. А Чувилиха пришла к бережку и зовет страшным голосом: “Терешечка, мой сыночек! Плыви, плыви к бережочку; я, мать, пришла, молока принесла”. А Терешечка распознал и говорит: “Дальше, дальше, мой челночок! Это не родимой матушки голосок, а злой ведьмы Чувилихи”. Чувилиха услышала, побежала, доку сыскала и добыла себе голосок, как у Терешечкиной матери. Пришла мать, стала звать сына тоненьким голоском: “Терешечка, мой сыночек, плыви, плыви к бережочку”. Терешечка услышал и говорит: “Ближе, ближе, мой челночок! Это родимой матушки голосок”. Мать его накормила, напоила и опять за рыбкой пустила.

Пришла ведьма Чувилиха, запела выученным голоском, точь-в-точь родимая матушка. Терешечка обознался, подъехал: она его схватила, да в куль, и помчала. Примчала в избушку на курьих ножках, велела дочери его сжарить; а сама, поднявши лытки, пошла опять на раздобытки. Терешечка был мужичок не дурачок, в обиду девке не дался, вместо себя посадил ее жариться в печь, а сам взобрался на высокий дуб.

Прибежала Чувилиха, вскочила в избу, напилась-наелась, вышла на двор, катается-валяется и приговаривает: “Покатаюсь я, поваляюсь я, Терешечкиного мяса наевшись!” А он ей с дуба кричит: “Покатайся, поваляйся, ведьма, своей дочери мяса наевшись!” Услышала она, подняла голову, раскинула глаза на все стороны – нет никого! Опять затянула: “Покатаюсь я, поваляюсь я, Терешечкиного мяса наевшись!” А он отвечает: “Покатайся, поваляйся, ведьма, своей дочери мяса наевшись!” Испугалась она, глянула и увидела его на высоком дубу. Вскочила, бросилась к кузнецу: “Кузнец, кузнец! Скуй мне топорок”. Сковал кузнец топорок и говорит: “Не руби же ты острием, а руби обухом”. Послушалась, стучала-стучала, рубила-рубила, ничего не сделала. Припала к дереву, впилась в него зубами, дерево затрещало.

По небу летят гуси-лебеди; Терешечка видит беду, видит гусей-лебедей, взмолился им, стал их упрашивать:

Гуси-лебеди, возьмите меня,

Посадите меня на крылышки,

Донесите меня к отцу, к матери;

Там вас накормят-напоят.

А гуси-лебеди отвечают: “Ка-га! Вон летит другое стадо, поголоднее нас, оно тебя возьмет, донесет”. А ведьма грызет, только щепки летят, а дуб трещит да шатается. Летит другое стадо. Терешечка опять кричит: “Гуси-лебеди! Возьмите меня, посадите меня на крылышки, донесите меня к отцу, к матери; там вас накормят-напоят”, – “Ка-га! – отвечают гуси. – За нами летит защипанный гусенек, он тебя возьмет, донесет”. Гусенек не летит, а дерево трещит да шатается. Ведьма погрызет-погрызет, взглянет на Терешечку – оближется и опять примется за дело; вот-вот к ней свалится!

По счастью, летит защипанный гусенек, крылышками махает, а Терешечка-то его просит, ублажает: “Гусь-лебедь ты мой, возьми меня, посади меня на крылышки, донеси меня к отцу, к матери; там тебя накормят-напоят и чистой водицей обмоют”. Сжалился защипанный гусенек, подставил Терешечке крылышки, встрепенулся и полетел вместе с ним. Подлетели к окошечку родимого батюшки, сели на травке. А старушка напекла блинов, созвала гостей, поминает Терешечку и говорит: “Это тебе, гостек, это тебе, старичок, а это мне блинок!” А Терешечка под окном отзывается: “А мне?” – “Погляди-ка, старичок, кто там просит блинок?” Старик вышел, увидел Терешечку, обхватил его, привел к матери – пошло обниманье! А защипанного гусенька откормили, отпоили, на волю пустили, и стал он с тех пор широко крыльями махать, впереди всех летать да Терешечку вспоминать.



Терешечка