Страшная кошка

Стояла Кузликовская мельница над глубоким омутом. Рыбы там водилось видимо-невидимо. Рыба – это хорошо! Так ведь в том омуте еще водяной жил. И это бы ничего – водяной так водяной! Да вот повадился он каждое утро на рассвете на мельницу являться. Ему, видишь ли ты, сырая рыба опротивела.
Застучит в дверь, мельника разбудит.
– Здорово, мельник! – кричит.
Мельнику спать охота, да с водяным лучше не ссориться.
– Здорово, гостенек! – отвечает. – Милости просим!
– Ну, так я пойду на твою крупорушку, рыбу варить. Надоел

– мочи нет! Так бы, может, и по сей день велось.
Да однажды вот что случилось.
В старину по нашему краю ходили, бывало, поводыри с медведями. Бродили от ярмарки к ярмарке. Мишка танцевал на задних лапах, всякие штуки выделывал, народ смешил. А у поводыря одна работа – денежки в шапку собирать.
Как-то попросился такой поводырь к мельнику переночевать. Отчего не пустить? Медведя на ночь в крупорушку заперли. Сами за беседой полночи скоротали. Под утро так крепко заснули, что и не слышали, как водяной заявился.
Ввалился он в крупорушку, огонь в очаге развел и принялся уху варить. Рыбки принес немало: двух карпов здоровенных, да трех щурят, да ерша, да окуня, да плотвичек несколько. Дух пошел от той ухи по всей крупорушке. Проснулся медведь в своем углу, носом водит, нюхает…
Стал водяной уху хлебать, и медведь тут как тут. Запустил лапу в котел и подцепил когтем самого большого карпа.
– Брысь, проклятая тварь! – закричал водяной.
А медведь уже карпа съел, опять лапу к котлу тянет.
“Этак и совсем без рыбки останешься, – думает водяной, – не для того ловил!”
И треснул медведя по лбу уполовником.
Рассвирепел медведь. Схватил водяного лапищами, мнет, ломает, рыком рычит. Водяной только кряхтит да стонет. И такой они шум подняли, что мельник с поводырем проснулись, в крупорушку прибежали. С превеликим трудом поводырь своего медведя оттащил.
Водяной нырнул в омут и три месяца на мельницу носа не показывал.
Вот как-то под утро стучит кто-то в дверь, да робко так, осторожненько. Выглянул мельник – водяной пожаловал.
– А что, друг, – спрашивает водяной тихонько, – живет у тебя еще та страшная кошка?
– Как же, – пошутил мельник, – живет! Четырех котят принесла. Вон они за мышами гоняются.
– Ну, тогда прощевай, хозяин! – И опять в воду ушел.
С тех пор никто его на Кузликовской мельнице не видал. Верно, перебрался жить в другое место. Да вот беда! Не стало рыбы в том омуте. Увел ее водяной за собою.
Мельник не раз в затылке чесал – с водяным хлопотно, а без рыбки того хуже!



Страшная кошка