Стимфальские птицы (5 подвиг Геракла)

Смерть Хирона и его добровольный уход из жизни потрясли Геракла. Он никуда не выходил из дома, ведя с Иолаем нескончаемую беседу о двух мирах: о мире живых и мире мертвых.

“В чем смысл жизни? В чем ее Истина?- спрашивал Геракл Иолая, и сам себе отвечал.- Живая жизнь борется с мертвой, и в этом вся истина – в их борьбе. Истина – только в живой жизни, где есть и радости, и печали. В мире мертвой жизни Истины нет – там только забвение. Я смертен, но во мне есть мысль. Не она ли борется со смертью? Но для борьбы нужна сила. А разве мысль не сила? Разве не покоряет мысль и большое, и малое? Чем выше мысль, тем она сильнее. Мысль питается знанием, а знание всегда служит людям – иначе оно умирает. Но что я знаю? Знание мое не больше искорки в сиянии звездного дождя. Когда погаснет эта искорка, истина для меня исчезнет, и наступит мрак”.

“А может быть мрак – это тоже истина?” – спрашивал Иолай.

Так беседовали друзья дни и ночи напролет.

Однажды под вечер их беседу прервал Копрей, явившийся с новым приказом Эврисфея.

“Царь,- сказал Копрей,- вместо очередного подвига предлагает тебе, Геракл, поохотиться на диких уток или что-то в этом роде. Прошел слух, что на Стимфальском озере завелись птицы, именуемые Стимфалидами. Их ты должен перестрелять – вот и все”.

Когда глашатай Эврисфея ушел, Геракл сказал Иолаю: “Слышал и я про этих птичек. Это птицы Ареса, бога войны. У них медные клювы и когти. Но не в клювах и когтях их главная сила, а в медных перьях, которые они мечут, словно стрелы, и, убивая ими людей, питаются человечьим мясом. И все-таки я думаю, что настоящая опасность для нас не в медноперых Стимфалидах, а в чем – увидим”.

“Это ты хорошо сказал,- ответил Иолай, – вижу, что ты хочешь взять меня с собой!”

Стимфальское озеро лежало хотя и в Аркадии, но недалеко от пределов Арголиды. После двух дней пути Геракл и Иолай пришли в мрачную котловину, на дне которой блестело Стимфальское озеро.

Пустынно и... дико было все вокруг: голые камни, ни травы, ни цветка, ни дерева. Ветер не шевелил рябью гладкую поверхность озера, ящерица не грелась на солнце. Стояла мертвая тишина.

Геракл и Иолай сели на камни у самой воды и молча смотрели на неподвижное озеро. Тоска напала на них, усталость сковала тело, стало трудно дышать.

“Со мной творится что-то неладное,- сказал Геракл.- Мне трудно дышать, и лук выпадает из моих рук… Это озеро дышит отравленной мглой преисподней. Я чувствую затхлый воздух царства мертвых… О, Зевс! Дай умереть мне не здесь, а на какой-нибудь горной вершине!”

“Сон смерти овладевает и мной”,- еле слышно прошептал Иолай.

Вдруг с неба к ногам Иолая упала простая деревянная трещотка, какой крестьяне прогоняют птиц из садов и огородов. Ее послала Афина, мудрая наставница и помощница людей. Иолай схватил ее и начал трясти. Громко затрещала она над спящим озером, а эхо стократ умножило производимый ею шум. И тогда с тополевой рощи поднялась огромная птица, за ней другая, третья, много… Длинной вереницей, заслоняя солнце, скользнули они над гладью Стимфалийского озера. Еще мгновение и град острых медных перьев обрушился на берег, где сидел Геракл со своим другом.

Хорошо, что Геракл не расставался со своим плащом из шкуры Немейского льва, – он успел и сам им накрыться, и прикрыть Иолая. Смертоносные перья Стимфалид теперь им были нестрашны. Схватил Геракл свой лук и из-под плаща стал поражать чудовищных птиц одну за другой.

Множество Стимфалид, сраженных стрелами Геракла, упало в черные воды озера. Теперь оно уже не было спокойным, вода в нем клокотала, белый пар поднимался к небу. Оставшиеся в живых птицы взвились под облака и скрылись из глаз. В страхе они улетели далеко за пределы Эллады – на берега Эвксинского Понта и никогда больше не возвращались.

“Уйдем скорее отсюда, пока нас снова не заволокло ядовитой мглой”, – сказал Геракл и, бросив в кипящую воду трещотку Афины, зашагал прочь.

Чем дальше уходили друзья от заклятого места, тем бодрее они себя чувствовали. Но еще долго странная истома и ломота в костях напоминали им о смертельном дыхании Стимфальского озера.


Зараз ви читаєте: Стимфальские птицы (5 подвиг Геракла)