Солдат-псаломщик

В старинные годы жили-были – по 25 лет служили. Бедного брали. Богатые откупались. Отслужишь 25 лет, идешь на родину и не знаешь: жив ли кто или померли. Тогда железных дорог не было. День идешь, другой, третий, месяц и другой идешь, и третий… На службе солдат приучали чистоту соблюдать.

Вот идет солдат со службы. Куда ни кинь – кругом грязь, топили по-черному. Смотрит солдат, где бы переночевать? Видит – дом приветливый. Он идет. И угодил к попу. Открыла дверь попадья и говорит: “Здравствуй, солдатик!” – “Здравия желаю! Можно ли

переночевать?” – “Можно, свет”. Солдатик вошел: “Как бы у вас побриться?”

Служанка подала мыльницу. Он причесался. Солдат-то он был вымуштрованный, выщелоченный, ходит ПО комнате – топ, топ, топ…

Видит – на столе книга. Берет. Открывает книгу и говорит: “Горе вам, живущим на земле!” А говорит-то нараспев, голос-то такой, что хоть на клиросе пой. Попадья и говорит про себя: “Вот кого бы взять в зятья-то”. И решила доложить своему попу. Дескать, и дочь-то надо куда-то девать, да и зять-то голосистый. А чтоб у солдата деньги были, решила взять его в псаломщики, а прежнего псаломщика уволить.

Берет солдат другую книгу и тоже нараспев: “Горе вам, вавилоняне!”

Приезжает поп. Попадья к нему: “Бать, у нас солдатик… А уж какой хороший! Грамотный. Вот бы его в зятья, в псаломщики бы его – и все бы наше было. А то этот псаломщик и деньги берет, да и петь не может – ничего не поймешь!”

Ну, ясное дело, сила в бабе. Поставили самовар, винца, и солдатику: “С дороги шли. Пожалте с нами откушать!” Сел. Выпили, и солдатику: “Где служили?” – “В 39-м полку”.- “Куда идете?” – “На родину”.- “А кто у вас там?” – “Ничего не знаю – где сестра, где кто”.- “Вам, верно, все одно, где бы ни пришлось теперь служить?” – “Да, конечно. Но на родине можно определиться через товарищей”.

Еще по стаканчику раскололи. И опять: “Слушай”.- “Да?” – “Мы хотим сделать тебе предложение. В зятьки к нам”. Солдат в тупике: “Я… как сказать… было бы в угоду вам”.

Вот выводят ее – кровь с молоком, то, се… Она говорит: “Нравится”. А ведь все в поповых руках. Тут же ночью обвенчали, с певчими даже.

Наутро к попу является мужичок, дом он строит, освятить надо. Приехал мужик с вином, конечно: “Водосвятие, батюшка, отслужите мне”.

До солдата у попа был псаломщик Самсон. Ну, так дали ему увольнение. И служить довелось солдату. Сгреб солдат все, что было на свадьбе, в охапку, сели и поехали.

Приехали. Мужик говорит: “Несколько закусим, что ли?” Угостились, выпили. “Ну, давайте начинать”,- говорит поп. И начал: “Миром господу помолимся!” Солдат крякнул. Поп и говорит мужику: “Смотри, голос какой у зятька-то!”

А солдат пообождал, пообождал, да еще раз крякнул. Не знает, как начинать-то. Поп говорит: “Ну, начинай, а голос-то мы твой знаем!”

Делать нечего. Солдатик запел быстро, быстро: Сухопарая, поджарая моя, Хвост поджала, побежала от меня! Поп не растерялся. Делать нечего, и подхватил: Ай виндерь, виндерь, калинка моя, В саду ягода малинка моя! После службы мужик и говорит попу: “Сроду такой закатистой службы не видал!”

По дороге поп и говорит солдату: “Зять, какую ты чертовщину спорол?” – “Да ведь я ничего не знаю!”

Когда приехали домой, поп и сообщает попадье: “Что же ты набрехала? Зять-то наш ничего не знает”. А попадья: “Учи!”

Что же? И выучил!



Солдат-псаломщик