Про лесного хозяина, бондаря и хромого волка

Жил когда-то в одной деревне бондарь. Человек он был работящий, только скряга – хоть плачь кровавыми слезами, гроша не выпросишь. Денег он накопил полный сундук, а сам знай с утра до вечера доски строгает, бадьи, кадки, ушаты ладит.

Был этот бондарь неказист. Оттого, что он постоянно гнулся над работой, вырос у него на спине горб. Глаза в разные стороны косили, под носом вечно капля висела. Одет он был – ну, точь-в-точь пугало огородное. А ведь мог купить себе не один, а две дюжины кафтанов. Да, что поделаешь, коли не стыдился он оборванцем ходить

лишь бы не потратить ни гроша из тех денег, что лежали у него в кованом сундуке! А по ночам, когда добрые люди спят после дневных трудов крепким сном, нет-нет да и завесит он окошко одеялом, сядет на край заветного сундука и все считает да пересчитывает свои денежки.

Однажды чуть свет отправился он в лес за ивовыми прутьями, из которых ободья на бочки делают. Забрался в ивняк, в самую гущу, нарезал изрядную охапку гибких прутьев и собрался было идти домой, как вдруг слышит: неподалеку трубит кто-то в рог, словно сигнал подает или зорю играет. И звук чудной какой-то: по всему лесу разносится, на тысячу голосов дробится и где-то в чаще пропадает.

Вдруг стало тихо, а потом весь лес загудел от топота, будто несется во всю прыть огромное стадо! И видит бондарь, что окружает его большущая волчья стая. Куда ни глянь, со всех сторон огромные волки. Языки вывесили, как тряпки, клыки оскалили, и клыки эти длинней, чем зубья у бороны. Перепугался бондарь насмерть. А бежать некуда. Не долго думая, полез он на ближайший дуб, укрылся в ветвях, уцепился за сук потолще и ждет, что будет.

Набежали со всех сторон волки, уселись в кружок на поляне. Дышат тяжело – бока ходуном ходят, а глаза горят, как угли. После всех приплелся хромой на заднюю лапу волк-одиночка. Сел он, и тут из чащи выходит бородатый карлик: в одной руке посох, в другой – рог охотничий. Подошел карлик к волчьей стае, пересчитал, к|ак пастух овец, все ли здесь, и говорит:

– Созвал я вас, как созываю каждый день, чтобы распорядиться, кому и что сегодня делать. Ты, Косой, беги в ту сторону, где солнце заходит, и растерзай кабана, что с ночи у мужика картофельное поле разоряет. Ты, Лохматый, придуши бедняжку косулю, которая лежит под папоротниками в буковом лесу: когда она ела клевер, ее змея ужалила. Суровость моя вам, ведома, но зачем же зверю напрасные муки?.. Тебе, Юнец, надо бежать в Лаврентьеву рощу, там в кустах подстреленный заяц забился. Жирный он, отъелся на молодом овсе, так что будет у тебя вкусный обед. Тебе, Хитрец, я дам задание потруднее. Подкрадись-ка ты к конюшне лесника и загрызи его собаку, чтоб не натравливал он ее на меня, когда я по лесу хожу.

Каждый волк, которого карлик называл, по его слову вскакивал и бежал в поле или в лесную чащу. Напоследок карлик сказал хромому волку:

– А ты, старик, сегодня никуда не пойдешь. Оставайся ты тут на поляне и съешь скрягу бондаря – вон он сидит между ветвей на том дубе. Людям от него радости мало, чего ему зря белый свет застить.

Сказал так карлик, надвинул на глаза красную шапку, похожую на гриб-мухомор, и пропал, словно сквозь землю провалился.

Услышал бондарь слова карлика – затрясся будто осиновый лист, зубами залязгал от страха, руки-ноги у пего ослабели, и свалился он вниз, как воронье гнездо. Видит – летит прямехонько в разинутую волчью пасть. Так и угодил бы в нее, да по счастливой случайности зацепился за нижнюю ветку и повис “Ну, – думает, – спасся”.

Вскарабкался кое-как на ветку, сидит, но спасению не радуется.

“Ну, час просижу здесь, ну, два, – думает. – А потом сил недостанет держаться, упаду, и разнесет тогда волк по лесу мои косточки”.

Однако за сук цепляется, держится, а зубы дробь выбивают от страха.

Время идет, полдень миновал, вот уж сумерки скоро. Следит сверху бондарь за волком, волк на него снизу поглядывает. И оба про одно и то же думают: кто кого на измор возьмет, кто кого пересидит.

Наконец волку надоело ждать. Поднялся он и говорит:

– Что, неохота тебе помирать, старый скупердяй? Ну да ничего, дай срок, все равно ты от меня не уйдешь.

Вильнул хвостом, завыл, чтоб напоследок бондаря пугнуть, и убежал.

Еще добрый час сидел бондарь на дубе, а, может, и дольше: все боялся, как бы серый не вернулся. Но того и след простыл. Наконец слез бондарь с дуба, бухнулся на вереск и помчался что есть духу полем напрямик к своей развалюхе. Очень боялся он, что волк подстерегает его где-нибудь по пути, но все обошлось. Видно, решил волк обождать, когда он снова в лес за прутьями пойдет. Ему же без прутьев никак!

Прошла неделя, прошла другая. Наделал бондарь бочек, погрузил их на телегу и повез в город на ярмарку продавать. А дорога-то через лес! Вспомнил тут бондарь о волке, от страха у него мороз по коже побежал.

Говорит он своему подручному:

– Что-то меня в сон клонит. Залезу-ка я в бочку да вздремну. До города путь неблизкий. Глядишь, время скоротаю.

Спрятался бондарь в самую большую бочку. А возчик, парнишка, что у него работал за хлеб и похлебку, закрыл бочку крышкой, хлестнул лошадь – и в путь.

И только это он въезжает в лес, как из-за кустов выходит седенькая такая старушка и давай паренька упрашивать:

– Подвези меня, сынок, пусти на телегу. Стара я стала, ноженька болит, а до города далеко, я и к полуночи туда не добреду.

Стал парнишка отговариваться. Мол, места нет в телеге, лошаденке-де и так тяжело. А старуха все просит да просит. Сжалился он над ней.

– Так и быть, – говорит, – полезай. Но на бочках сидеть не годится. Задремлешь – свалишься. Есть тут у нас одна большая винная бочка, что колодец. Мой хозяин там спит, ступай и ты туда. Места хватит, и вдвоем оно веселее.

– Вот спасибо! – обрадовалась старушка. Забралась на телегу и залезла в бочку, да так проворно, словно лет тридцать с плеч сбросила.

Закрыл парнишка бочку, взмахнул кнутом и поехал дальше.

Добрался до города, до рогатки, остановил лошадь и пошел седоков своих будить. Не везти же их по городу в бочке, как селедку или огурцы!

Только снял он крышку, а оттуда прыг на дорогу хромой волк! Перемахнул через канаву, юркнул в кусты и пропал в лесной чаще.

Заглянул парнишка в бочку и видит – от бондаря и следа не осталось, будто он сквозь дно провалился. Тут только смекнул парень, кого он хозяину в попутчики определил.

Недолго он горевал – известное дело, молодость! Стегнул лошаденку, поехал на ярмарку, продал бочки, и вернулся с туго набитой мошной.

Не было у бондаря наследников – вот подручному и досталось все, что было в доме. Человек он был хороший, отзывчивый, добрый, так что люди о прежнем бондаре не жалели.



Про лесного хозяина, бондаря и хромого волка