Про цыпленка, солнце и медвежонка: Как цыпленок впервые сочинил сказку

Да очень просто: взял и сочинил. Рассказали ему как-то сказку о домике на курьих ножках. Подумал он и придумал тут же другую: сказку о домике на телячьих ножках. Потом о домике на слоновьих ножках. Потом о домике на заячьих ножках.
У домика на телячьих ножках, по его словам, росли рожки.
У домика на заячьих ножках росли ушки.
У домика на слоновьих ножках висела труба-хоботок.

А у домика на курьих ножках алел гребешок.
Домик на заячьих ножках запищал: “Хочу прыгать!”
Домик на телячьих ножках замычал: “Хочу бодаться!”

/> Домик на слоновьих ножках запыхтел: “П-ф-ф! Хочу в трубу дудеть!”
А домик на курьих ножках пропел: “Ку-ка-ре-ку! Не пора ли вам всем спать!”
Тут во всех домиках погасли огни. И все уснули.

Как цыпленок рисовал

Подарили цыпленку десять цветных карандашей. Подумал он и решил: нарисую десять разноцветных котят. Потом еще подумал и решил: нет, лучше нарисовать пять разноцветных котят. А еще лучше одного разноцветного котенка.
Котенок получился смешной. Глаза у него голубые, усы красные, уши серые, спинка белая, а ножки такие: голубая, зеленая, желтая, синяя.
Стали цыпленка спрашивать:
– Почему ты так делал? А он смеется:
– Неужели не понимаете? Это котенок надел разноухую шапку. А это ему подарили белую шубку. И разноцветные ботинки купили. А усы у котенка красные: он пил красный кисель. По усам текло, а в рот ничего не попало.

Про друзей

Друзей у цыпленка было мало. Всего один. Это потому, что он искал друзей по цвету. Если желтый – значит, друг. Если серый – нет. Если бурый – тоже нет. Шел как-то цыпленок по зеленой дорожке, увидел желтую ниточку и пошел по ней. Шел, шел и увидел желтую гусеницу.
– Так это ты, мой желтый дружок? – сказал цыпленок.
– Да, это я, – проворчала гусеница, – желтый дружок.
– А что ты тут делаешь?
– Не видишь разве? Тяну желтый телефон.
– А зачем?
– Не догадываешься? Голубой колокольчик, что живет в лесу, и синий колокольчик, что живет на лугу, решили сегодня позвонить друг другу.

Динь-динь-динь-динь – так весь день звонили колокольчики друг другу и желали дождя и солнца.
– Неужели им больше нечего сказать? – засмеялся цыпленок.

Что делали два желтых друга

Что делают все маленькие? Играли. Плясали. Выдували пузыри. Шлепались в лужу.
А еще грустили. А еще иногда плакали.

Почему они грустили

В понедельник вот почему. В этот день они обманули своих мам. Они сказали им: “Мы пойдем на лужок”. А сами пошли на речку ловить карасей.
Конечно, если бы это был мальчик, он бы покраснел. Если девочка – тоже.
Но они были желтый цыпленок и желтая гусеница. И они весь день желтели, желтели, желтели. А к вечеру стали такие желтые, что на них никто без синих очков не мог смотреть. А кто смотрел без синих очков, тот вздыхал и плакал: “Как это все печально! Как это все печально! Они обманули своих мам!”

А во вторник…

Во вторник они решили запустить змея. Весь день цыпленок склеивал его, а гусеница тянула желтую ниточку. Потом они привязали ниточку к змею. Дунул ветер, и змей улетел так далеко, что его не стало видно. Проскакала мимо лягушка. Засмеялась:
– Ниточку держите, а змея потеряли!
Пробежал мимо козлик. Засмеялся:
– Держите ниточку, а где же змей?
Надоело цыпленку и гусенице объяснять, почему змея нет. Когда у них то же самое спросил поросенок, они сказали ему:
– Это, хрюк, вовсе не змей. Мы привязали ниточку к солнышку, а оно ушло за гору. Мы его держим за ниточку, и опять встанет желтое солнышко.
Утром они смотали ниточку, но почему-то вместо солнышка проплыла тучка, и весь день лил дождь.

Почему они смеялись

В среду решили они играть в прятки. Утром решили, в обед считались:
– Раз-два-три-четыре-пять! Кто играет – тот бежать!
Убежал цыпленок и спрятался под крылечко. Уползла гусеница и спряталась под листочек. Ждут, кто кого найдет. Час ждали – никто никого не нашел. Два ждали – никто не нашел…
Наконец вечером нашли их мамы и отчитали:
– Разве это прятки? Прятки – это когда кто-нибудь от кого-нибудь прячется. Кто-то кого-то ищет. А когда все прячутся, это не прятки!
В это время загремел гром. Однако дождя не было, и пошел град. Тук-тук-тук, – весело стучал по крыше.

Как цыпленок встретил гусенка

– Странно, – пропищал цыпленок, – сам-то белый, а ножки розовые. Ты что, чулочки розовые купил?
– Нет.
– Ботиночки розовые надел?
– Нет.
– Так что же?
– А я их в синей воде мыл, – вот они у меня и покраснели от холода.
– А если я буду мыть в синей воде, у меня тоже покраснеют?
– Тоже не тоже, также не также, а попробуй.
Пошли желтая гусеница и желтый цыпленок к синей воде, и стала гусеница поливать ему из ковшика на лапки. Ждал цыпленок, когда будут лапки розовыми, а лапки почему-то стали синие. Тут уж все немало посмеялись: “Это что такое? Желтый цыпленок на синих ножках. Разве не смешно? Очень смешно!”
* * *
Я рассказал тебе, почему бывает грустно. Я рассказал тебе, почему бывает смешно. А знаешь ли ты, что иногда бывает и грустно, и смешно. Так было однажды и с цыпленком.
В воскресенье он спросил у гусеницы:
– Как стать большим?
– Надо больше кушать, – серьезно ответила гусеница. – Мальчику надо кушать кашу, девочке – кисель. А тебе, желторотый, лучше всего есть клюкву. Съешь одну клюквинку, и вырастет у тебя красный гребешок. Съешь другую – вырастет красная бородка.
Съел цыпленок одну клюквинку, и ничего у него не выросло. Съел другую тоже ничего. Заплакал он, и от слез у него покраснели глазки. Все смотрели на цыпленка и не могли понять, что с ним. Если глазки покраснели оттого, что он плакал, – это уже грустно. Никто не мог ничего понять. И сам цыпленок тоже.
Весь день он смеялся и весь день плакал.
Взрослые говорят: это смех сквозь слезы.
Ну вот и все.
– Как все, разве это конец? – спросишь ты.
Нет, не конец. Разве хорошо, когда что-то хорошее кончается? Когда я был маленький и знал очень мало, мне всегда было грустно, если что-то хорошее быстро кончалось. Хороший день. Хороший вечер.
Хорошее солнце.
И цыпленок и гусеница тоже очень хорошие. Так зачем же мне придумывать конец?