Почему совы не видят дневного света

Жил старик-сова со своей старухой, и был у них единственный сын. Пришло время сыну жениться. Сказал тогда старик-сова своей старухе:

– Надо женить нашего сына. У воронов есть младшая сестра – подходящая невестка. Придется нам перекочевать в их землю.
Пустились совы в путь. Долго ли, коротко ли кочевали, только доехали до места. Младшую сестру воронов в жены взяли. Сыграли свадьбу. Потом обратно в свою землю отправились. Проехали семь дневных перекочевок.
Остановились, чум поставили. Несколько дней на одном месте живут.
Сестра

воронов уж очень черна. И характер у нее вспыльчивый. Никакого поперек ей сказанного слова не стерпит. А старуха-сова ворчливая, всегда на своем настоять хочет.
Стала однажды молодая невестка волосы расчесывать.
– Бабушка, – говорит, – нет ли у тебя мозга из ноги дикого оленя? Мне надо бы голову смазать.
Старуха-сова заворчала в ответ:
– Мозг из ноги дикого оленя ей понадобился! Откуда его взять? Твои родные не положили мозги в твои нарты. Да и черную голову чем ни смажь, все равно не станет белой.
Невестка ответила:
– Моя чернота вместе со мной на свет появилась.

Так, слово за слово, и поспорили. Рассердилась невестка на свекровь и говорит:
– Пока еще видны мои следы, пойду-ка я обратно.
Ушла сестра воронов, а совы перекочевали в свою землю. Надо им для сына новую жену искать.
Наступила весна. Из теплых стран прилетели канюки. Сказала тогда старуха-сова:
– В поисках невесты мы по лесам кочевали. А тут девушки-невесты сами к нам прилетели. Можно взять в жены нашему сыну дочь канюков.
Взяли совы в жены своему сыну дочь канюков. Сыграли свадьбу. Вместе жить стали. Невестка всем хороша: добрая, работящая, воду и дрова для чума заготовляет, никогда слова грубого не скажет.
Только однажды заболела невестка. С каждым днем ей все хуже становится.
Говорит старик-сова своей старухе:
– Хороша невестка наша, да как бы не умерла.
Сказала старуха-сова:
– Недалеко от нас живет шаман-мышелов. Нужно его позвать, может, вылечит нашу невестку.
Пришел шаман-мышелов, сказал:
– Сделайте для больной чум из дерна. Пока я лечить буду, в этот чум не входите.
Сделали совы чум из дерна. Внесли туда больную. Вместе с ней шаман-мышелов вошел. Семь дней лечит. Совы и близко к чуму подойти не смеют.
Через семь дней стих голос шамана. Потом он сказал:
– Откройте двери чума.
Открыл старик-сова двери чума, и шаман-мышелов оттуда стрелой вылетел.
Послушала старуха-сова и говорит:
– Не слышно больше стонов нашей больной. Наверное, поправилась.
Вошли совы в чум, а от дочери канюков только косточки остались. У старика-совы, у его старухи, у их единственного сына слезы так и полились ручьями по обеим сторонам клюва.
Стали канюки перекочевывать в теплые страны, увидели, как плачут совы, и говорят:
– Чего вы так плачете? У нас еще невесты есть. Если одна умерла, другую дадим.
Сказал старик-сова:
– С женами из других мест нам не посчастливилось. Будем мы зимовать в своей тундровой земле. Может, в этих местах найдем невесту.
Улетели канюки, а совы опять плакать стали. Так плакали, что глаза у них закрылись. С той поры и не видят совы дневного света.



Почему совы не видят дневного света