Петр, Павел и Бог

Вот Бог берет с собой Петра и Павла: «Пойдем,- говорит,- по земле проповедовать». Они и пошли. Идут дорогой. Парень молодой косит сено и очень старается. Они говорят: «Помогай Бог?» — «Спасибо».

Бог и спрашивает: «И скажи, молодой человек, эта дорога в такую-то деревню?» — «Эта,- говорит.- Но можно вам пройти поближе в эту деревню. Но только там будет немножко грязновато.- И показывает рукой.- Вот дойдите до этого места, будет дорога направо, этой дорогой можно поближе пройти».

Они и отправились. Немножко прошли они — девушка полет лен и на боку лежит. Они тоже подходят к ней: «Помогай Бог!» Она: «Спасибо».

Господь спрашивает ее: «Эта дорога в такую-то деревню?»

Она, на боку лежучи, ногу подымает и ногой показывает: «Эта!»

Они и пошли (она не указала никакой дороги). Идут отгять, парня молодого встречают — тоже косит сено. «Помогай Бог!» — сказали. То и парень сказал: «Спасибо!» И спрашивают у него дорогу в такую-то деревню. А он, как за косу держался, и локтем указал: «Вон туда!»

Они опять пошли. Идут. Тут девушка

жнет рожь. Они подходят, то же сказали: «Помогай Бог!» Она «спасибо» сказала. Ее спрашивают дорогу. Она и сказывает: «Эта, эта дорога в такую деревню. Только тут будет две дороги. Одна дорога будет поближе, но грязновата, а эта будет дальняя, которая хорошая».

Они пошли. Петр и говорит: «Господи, вот того парня да с этой девушкой поженить бы!» Бог отвечает: «Да, они бы жили да красовались бы!» — «А ту девку с этим парнем!» Бог и сказывает: «Парня, которого мы встретили в первый раз, и эта, которая на боку лежала, будет невеста ему. А эта девушка будет невестой тому, который нам дорогу локтем показал. А т;ак нельзя сравнять, чтоб оба были хорошие. То она хоть будет лениться, да он подгонит ее, ну, а эта подгонит мужа своего. Вот они и будут жить хорошо»

Прошли они немного, Петр и говорит Богу: «Господи, почему все мужицкий верх, а бабского нет?»- «А что ты,- говорит,- желаешь?»- «Да,- говорит,- попробовать».- «Это,- говорит,- ты за то за баб стараешься, что они в твой пост сами не едят молока, а все святым собирают, за то ты за них стоишь! Ну, ладно, сделаем!»

Тут через несколько времени стали бабы старше мужиков. Бог и говорит: «Вот видишь, Петр, теперь бабы владеют мужиками, подчиняется мужик бабе».

Приходят они в одну деревню, просятся ночевать. Myжик и говорит: «И пустил бы я вас, так у меня жена третьи сутки в трактире гуляет, но она должна сегодня прийти домой — попадет мне, попадет и вам, если я пущу вас без ее дозволенья». Бог говорит мужику: «Мы хоть ляжем на полу — мешать никому не будем. Неужели она такая будет, что станет прохожих дуть?»- «Ну, ночуйте!»

Они на полу подостлались, ложатся спать. Бог и говорит: «Ну, ты, Петр, ложись с краю, а я лягу в серединку, а Павел у стенки».

Так они полегли. Вдруг является из трактира хозяйка с песенками. Мужик рапортует ей: «Вот я пустил трех прохожих ночевать».- «Как ты смел пустить без моего спросу! Ты бы пришел в трактир да спросил, можно пустить аль нет!»

И ну мужика дуть! Отдула мужика, села на лавку, посидела: «Ну, дала мужику, дам и прохожим!»

Берет палку и ну Петра мять! Отдула, сама села на лавку отдыхать. А бог говорит Петру: «Петр,- говорит,- ложись в середину, а то еще попадет!»

Петра в середину, Бог с краю. Она и говорит: «Ну, отдохнула я теперь, дала крайнему, дам теперь среднему».

И опять стала бока мять Петру. Обмяла Петру, опять на

Лавку пошла. Она отдыхает, а Господь говорит: «Петр, залазь от стенки, а то еще попадет!»

Петр залез от стенки, а Павел лег в середине. Вот

Она говорит: «Дала первому и дала среднему, надо ж дать и который у стенки спит, а то тот будет хвалиться, что ему не попало».

Она взялась опять Петра ломтить и говорит: «Нут вот, теперь обижаться ни один не будет — всем попало».

Они проночевали и пошли. Бог и спрашивает Петра: «Видишь, какое бабское право? Мужик бы так не сделал, если б хозяйка пустила, а у бабы совести не хватит». Он и говорит: «Господи, не было у них прав, чтобы и никогда не было!»

С тех пор не стало бабского права.



Петр, Павел и Бог


Петр, Павел и Бог