Педру де Малас Артес

У одной бедной и старой крестьянки был сын. Его звали Педру, но соседи звали его иначе, — они называли его Педру де Малас Артес, что значит: «Педру, который все делает плохо», или попросту неумейка Педру. И не зря: за что бы ни брался парень, все получалось у него не так, как у людей.
Мать только вздыхала, глядя на своего неумейку. Она работала с утра до ночи, выбивалась из сил, чтобы прокормить себя и сына, а от Педру не было никакой помощи.
Однажды она соткала кусок полотна. Полотно было тонкое — такому полотну цены нет. «Ну, — думала

женщина, — продам я на базаре полотно и выручу немало денег. Будет чем поправить хозяйство!»
Она сказала сыну:
— Смотри-ка, Педру, этим полотном мы заткнем все наши дыры!
Сказала и вышла из дома: пошла спросить соседей, почем платят теперь за полотно на базаре.
Не успела мать выйти за двери, а Педру уже принялся за работу. Он разрезал полотно на куски и стал затыкать ими дыры в своей лачуге.
Веселая возвратилась мать: она узнала, что выручит за свою работу много денег. А сын встретил ее еще веселее:
— Посмотри, матушка, как я постарался! Все дыры заткнул, ни одной не оставил.
Хоть и очень была огорчена старуха, промолчала: ну что спросишь с неумейки! Ведь он старался!
На другой день сказала сыну:
— Сходи на базар, купи и принеси домой поросенка. Только смотри, ничего не напутай.
— Сейчас, матушка. Для меня это проще простого! — ответил сын и стал собираться в дорогу.
Пошел на базар Педру де Малас Артес. С утра пошел, а до позднего вечера не вернулся. Целый день ждала его мать, наконец пошла навстречу. Видит: лежит ее ненаглядный сыночек в пыли на дороге с большущим боровом на спине, — устал, подняться не может: всю дорогу борова на спине тащил!
Старуха разохалась:
— Горе мне с тобой, Педру! Ну, зачем ты борова на спине тащил? Надо было обвязать его толстой веревкой и гнать прутом по дороге. Он сам бы до дому добежал.
— Верно, матушка, так было бы лучше, — согласился с ней неумейка Педру. — В другой раз я так и сделаю, как ты сказала. Такой прут возьму — мертвый и тот поскачет!
Прошло два дня. Послала мать своего Педру на базар за кувшином.
— Купи, — говорит, — сынок, под простоквашу большой кувшин.
Проворного Педру два раза просить не нужно. Схватил деньги и побежал на базар, а через час вернулся с ручкой от кувшина:
— Ну, что я — скоро?
— Скоро-то, скоро, — говорит мать. — Но почему ты вернулся только с ручкой? А где же кувшин под простоквашу?
— Уж мне этот кувшин! — отвечал сердито Педру. — Я все сделал, как ты сказала. Обвязал его толстой веревкой и погнал по дороге прутом, но кувшин попался очень ленивый: трех шагов не прошел — и разбился! Вот и осталась от него одна только ручка!
Мать принялась объяснять сыну:
— Ты бы делал, как все умные люди делают. Нес бы кувшин за ручку, а еще лучше — уложил бы его в солому, на телегу к соседу, который тоже возвращался с базара.
— Верно, матушка, в соломе бы кувшин не разбился, — согласился с ней неумейка и на другой день отправился в лавку купить иголок.
Он купил дюжину самых тонких иголок и возвращался домой со своей удачной покупкой. По дороге его нагнал сосед с огромным возом соломы:
— Садись, подвезу, Малас Артес!
Обрадовался парень, вскочил на телегу, а иголки в руках держит — думает, как бы не разбились! Думал, думал и спрятал их в солому поглубже.
Приехал домой довольный:
— Получай, матушка, свои иголки!
— А где же они?
— У соседа в телеге! Я их спрятал в соломе. Уж наверное, ни одна не разбилась!
С тех пор мать не давала советов своему ненаглядному сыночку. Знала: все перепутает неумейка Педру. Она принялась за работу и настирала целую груду белья. Но белье надо было выполоскать, и она позвала сына:
— Сходи на речку — выполощи белье. Но, смотри, полощи дочиста!
— А как я узнаю, что оно уже чистое?
— Сам увидишь. А не увидишь — людей спроси.
— Ладно!
Пошел на реку Педру де Малас Артес. Целый день старательно полоскал белье, а чистое ли оно — не знает. И спросить не у кого: на берегу ни души. Тут он увидал, что по реке плывет лодка под парусами. Стал Педру кричать, замахал руками. Увидали его люди в лодке, перепугались: кричит парень не своим голосом, руками машет, как мельница! Уж не тонет ли кто-нибудь! Налегли на весла, измучились: пришлось им грести против течения. Наконец причалили к берегу.
— Говори скорей, что случилось?!
А Педру стоит, улыбается:
— Посмотрите на это белье, уважаемые сеньоры, и объясните мне, хорошо ли я его выполоскал!
Выскочили люди из лодки на берег и отколотили парня. Колотили да приговаривали:
— Ты бы лучше молчал. А если кричать охота — пожелал бы нам попутного ветра, да посильнее!
Пошел домой Педру де Малас Артес, а путь лежал через поле, где крестьянки вязали снопы.
— Пусть дунет ветер, да посильнее! — закричал неумейка. — Пусть дунет, да посильнее!
— Отдуем-ка мы его посильнее! — рассердились крестьянки и отколотили неумейку.
— Неужели ты не знаешь, — сказали они парню, — что от ветра все зерно разлетится! Ты бы лучше помог нам и крикнул: «Чтоб ни зернышка не упало, чтобы ничто у вас не летало!» Будешь помнить?
— Запомню! — ответил Педру и пошел дальше.
Он пришел к лесу и увидал, что в кустах сидят птицеловы, караулят у силков птичек. «Ну что же, — подумал добрый Педру, — надо людям помочь». Подбоченился да как закричит:
— Чтоб ничто у вас не летало! Чтоб ничто у вас не летало!
Всех птиц распугал. Конечно, и птицеловы надавали тумаков парню, а на прощанье дали совет:
— Не так надо было говорить, Педру де Малас Артес, совсем не так! Ты бы крикнул: «Слетайтесь смелее да бейтесь в силках сильнее!» Вот тогда бы мы были довольны.
Все понял неумейка Педру и пришел в город. На площади крики, обступила толпа двух драчунов, никак не могут разнять. А Педру уже ученый, знает, что делать. Протискался вперед да как закричит:
— Слетайтесь смелее да бейтесь сильнее!
— Замолчи, дурень! — набросились на него горожане. — Мы и так не можем справиться с драчунами. Ты бы лучше схватил их за ворот и крикнул: «А ну, марш, один направо, другой налево!»
Наверное, крепко отколотили бы неумейку горожане, но спасли его быстрые ноги. Прибежал Педру к церкви, а из дверей выходят жених с невестой. Тут уж Педру не растерялся — схватил обоих за ворот да как закричит:
— А ну, марш, один направо, другой налево!
И досталось же неумейке от родственников жениха и невесты! Они отколотили его как следует и сказали:
— Ну и глупец! Надо было молодых поздравить и сказать: «Какое счастье! Пусть будет так каждый день!» Понял?
Конечно, и на этот раз неумейка все понял по-своему. Он вышел за город и возле кладбища встретил процессию. Печальные люди в черных одеждах шли за гробом. Тогда Педру де Малас Артес стал на дороге и, учтиво раскланявшись, торжественно произнес.
— Поздравляю, сеньоры! Какое счастье! Пусть будет так каждый день!
Второй раз не пришлось ему повторять свое поздравление.
— Каждый день будут бить тебя, дурень! — закричали люди, провожавшие гроб, и тут же, на дороге, отколотили удивленного парня.
А где же теперь Педру де Малас Артес?
Он сидит дома и помалкивает. Хоть и был он неумейкой, а понял, что не всякое слово к месту! Но Педру не унывает. Он весел по-прежнему и, говорят даже, собирается жить своим умом, а не чужой подсказкой. Но скоро ли это будет — никто не знает!



Педру де Малас Артес