О двуглавом гербе

В прежние времена в нашем государстве не было хана. Всеми людьми правили нойоны, богачи да ламы. Нойонами становились по наследству. В других государствах были ханы.

Один из ханов южной страны ездил по другим государствам. Тайно от всех он стал бывать в нашем государстве, останавливался отдыхать у одной одинокой женщины.

Потом долго не было его, не приезжал больше. То ли он состарился, то ли что другое. А та женщина родила сына. Рос он очень смышленым и красивым. Когда ему исполнилось около четырех лет, стал он спрашивать у матери:

– Чей я сын? Кто мой отец? Как его зовут? Ребята мне говорят, что у меня нет отца, сиротой называют, смеются надо мной, издеваются, мне очень плохо. Я думаю, не бывает детей без отцов, но я не знаю, кто у меня отец, не знаю ничего о нем.

Часто он задавал матери эти вопросы.

– У тебя есть отец. Твой отец очень хороший человек, ты сын хорошего отца. Зачем сейчас знать тебе его? После, когда подрастешь, узнаешь. Пусть сейчас смеются над тобой, ничего, не переживай, – так говорила ему мать.

Когда ему исполнилось десять лет, он снова стал просить мать назвать ему отца:

– Если ты не сможешь, я уйду, буду искать отца, расспрошу людей. Как можно человеку не энать отца, не повидать его?

Начал собираться он в дорогу.

– Подожди, пока тебе исполнится пятнадцать лет, – просит мать.

– Мне не стоит жить до пятнадцати лет, не видя своего отда, – сказал он и снова стал собираться.

Тогда мать собрала сыну кое-что из еды, дала ему золотой перстень с именем его отца и сказала:

– Отец твой является ханом чужой южной страны. Ну, теперь иди.

С этими словами мать осталась, а сын направился в южную сторону.

Ехал он, ехал. Через три года вступил на землю чужого государства, встретился там с парнем; который пас телят, и долго разговаривал с ним. От него он узнал, где живет хан, о его дворце.

Вот приходит тот парень ко дворцу хана и спрашивает:

– Здесь живет хан? Как можно повидать его?

– Нельзя тебе с ханом видеться. Лучше тебе отсюда убраться, пока живой, – отвечают ему караульные.

– Я должен обязательно с ним повидаться. Лично хану я привез подарок и должен этот подарок передать в его собственные руки, – говорит настойчиво парень.

Удивились караульные солдаты и слова его передали хаму. В свою очередь удивился хан и сказал одному тушэмэлу:

– Возьми тот подарок и принеси его мне.

Передали подарок. Парень ждет ответа.

Посмотрел хан подарок, узнал свой перстень и говорит:

– Приведите этого парня, впустите.

Привели парня. Поговорили они. Парень точно оказался его сыном. Хан расспросил его о матери, о многом другом, дал ему хорошо отдохнуть.

Тайно жил парень, никому не показывался. Прошло много времени. Соскучился (парень) по матери, отец решил отправить его. В подарок сыну хан дал белое знамя с тремя хошунами. Не было на том знамени ни герба, никакого другого знака, просто материя. Подает его хан и говорит:

– Тебе пора ехать, возвращайся на родину. Жить на родине будешь хорошо, ханом будешь всю жизнь. Сядешь на трон, а по прошествии двадцати семи дней помашешь этим полотнищем.

Парень ничего не сказал и уехал, хотя и подумал, почему бы хану не дать им с матерью дорогой подарок, чтобы им не нуждаться всю жизнь.

Вернувшись домой, парень застал мать больной. Отдохнул с дороги и стал кучером у нойона. В это время нойоны устраивали сугланы, на которых говорили о том, что надо бы в своем государстве назначить хана. На сугланах решали, кого поставить ханом.

Сын одного богатого нойона говорит:

– Мы должны, поставить ханом человека из знатного рода, сына самого богатого человека, самого высокого нойона.

Но один лама ему возражает:

– Если сын самого богатого, самого высокого нойона будет глупым и неспособным творить чудеса, как он может стать ханом. Я считаю, что ханом должен стать человек умный, способный творить чудеса, независимо оттого, будет ли он бедный, сиротой, богатым или нойоном.

– Хан должен править государством, все должен знать, – стали говорить люди, спорить и разбились на два лагеря.

Тогда лама сказал:

– За то, чтобы поставить ханом умного, знающего человека, – большинство.

Богачи и нойоны, оставшись в меньшинстве, сидят очень недовольные. Решено было назначить собрание. На нем решено было избрать ханом человека, который должен показать свое умение творить чудеса. Ученый лама предлагает:

– В этом большом дацане нужно перед бурханами поставить в один ряд много свечей и впустить в западную дверь всех людей без исключении и выпустить их через восточную дверь. Если зайдет тот, кто должен стать ханом, эти свечи поочередно зажгутся сами. Он и должен стать ханом. Такого человека, который бы умел творить чудеса в нашем государстве, до сих пор не было. Если теперь он... появился, то он может стать ханом.

– Да, это справедливые, пожалуй, слова, – говорят.

“Такая судьба должна постичь богачей и нойонов, а если нет, то суждено ученому ламе стать ханом”, – так решили на совместном суглане богачи и нойоны.

Так и сделали. В большой дацан с тремя дверями на юг стали пропускать по очереди, начиная с богачей и нойонов, всех со свечами. Бедные люди должны зайти в самую последнюю очередь.

В дацане том от западной двери направо находилась божница, в которой хранились книги, бурханы. По восточной стороне тоже были поставлены божницы, перед ними стояли маленькие столики – табсаны.

Проходили все по одному, но прошли богачи, нойоны, прошли все бедные, а свечи так и не зажглись. Потом, в самую последнюю очередь, впустили того парня-сироту, который сидел на козлах. Зашел парень и незаметно все свечи зажег одну за другой, а потом сел на сиденье. Удивляются люди. Недовольны нойоны, протестуют и говорят меж собой:

– Этот парень-сирота без роду и племени. Как можно, чтобы бедный из бедных, нищий из нищих стал ханом? Мы должны немедленно отменить это решение.

Парень-хан сидит на престоле, ничего не знает. Что дальше будет, не может сообразить. Сидит и ждет помощи от отца. “Когда пройдет двадцать семь дней, помашу полотнищем, тогда и совершится чудо”, – думает он. Сидит он да дни считает.

А богачи и нойоны собираются по родословным спискам на сугланы и совещаются. На последнем суглане они решили: пока этот парень не вошел в силу, то есть пока еще молод, пока есть еще их воля, назначить ханом сына самого родовитого богача, а этого парня уничтожить. Наутро призвали двух вооруженных солдат, вывели того парня на правый берег реки и хотели выстрелить с высокой скалы. Вдруг несколько человек говорят тому парню:

– Ты теперь не хан. В тебя будут стрелять. Если даже нас не назначили ханами, то где тебе быть ханом.

Два солдата поставили его на крутой скале, дали ему последнее слово, стали заряжать ружья.

– Мне нечего сказать. Что с того, что меня расстреляете. Просто столкните, все равно я не останусь живым. Все равно ведь убьете мени. Я умру не от пули, а бросившись со скалы.

Два солдата выстрелили поверх его головы, столкнули со скалы и ушли. Долетел парень до половины скалы и упал прямо в гнездо большого орла. Посмотрел вниз – река далеко, вверх посмотрел, – скала, некуда деваться. В этом гнезде два птенца сидят, не трогают его, не притесняют.

“Прилетит орел, начнет клевать меня, какая тяжелая смерть меня ожидает”, – думает он со страхом.

Вскоре прилетел орел с мясом в зубах. Разделил он пищу своим птенцам. Парню есть хочется. Орел не тронул его. Во второй раз опять принес мяса. Парень немного утолял голод птичьей едой, совсем он ослаб, похудел сильно. Тем временем птенцы подросли, расправили крылья и хвосты, собираются вылететь из гнезда.

– Как же быть? – думает парень. – Они улетят, нельзя же помирать с голоду, – сказал он и стал потихоньку спускаться. Так он спустился на землю.

– Никогда не забуду вас! – крикнул он орлам, которые взлетели к небу.

Отправился он к себе на родину. Дома мать застал больной. Сам он тоже плох, сильно страдает. Потом матери стало лучше, да и сам он стал поправляться. И скоро совсем поправился. Захотелось теперь ему пойти к тем нойонам. Много времени прошло с тех пор.

– Я хочу повидаться с ханом. Он мне говорил, что я буду вечно счастлив, ханом стану. Все это теперь должно сбыться, – сказал он матери.

Время идет, все должно сбыться.

– Что-то утеряно, я думаю, – сказал он и отправился к хану.

Пришел и говорит:

– Ну, друг, собери всех богачей, нойонов собери, поговорим. Я воскрес из мертвых, ты, верно, узнаешь меня. Всем нужно собраться на суглан. Теперь поговорите, что вам делать со мной.

Когда они собрались, парень сказал:

– Друзья! Меня послали издалека бурханы, чтобы я стал ханом в вашем государстве. Я не могу ослушаться повеления бурханов. Ничего со мной вы не сможете поделать. Если убьете, я воскресну. Как вы еще можете уничтожить меня, если не смогли расстрелять, даже поставив на край этой скалы. Значит, у меня есть волшебная сила воскрешаться. На суглане вы все решили назначить того, кто покажет волшебство, вот я и показал. По доброй воле верните мне ханский престол. Если же не вернете, то по-другому будем. разговаривав Если нападете целым войском, я один справлюсь.

Испугались богачи.

– Садитесь, пожалуйста, на ханский престол, – просят парня все.

Освободили ему престол. Сел он ханом и в срок полотнищем помахал. На этом знамени он нарисовал тех двух орлов и сделал герб. Когда он то знамя вывесил, стало у него легко на душе, все его желания исполнились.


Зараз ви читаєте: О двуглавом гербе