Не колет, не стреляет – а дух вышибает

Паслись однажды вечером на лугу четыре кобылы да жеребеночек при них. Вышел волк из ближнего леса, и приглянулся ему жеребеночек. Но тот волка приметил, спрятался за кобыл. Волк сунулся было, а кобылы – ну лягаться! Копыта кованые, блестят, боязно волку подступиться. А тут и батрак пришел, видит – лошади беспокоятся. Волка-то он не доглядел, но лошадей собрал и домой повел. И жеребеночек не отстает, вместе со всеми прочь бежит.

Разозлился волк. Как это так – ушел от него жеребенок! Задумал он пробраться в конюшню и прямо там жеребенка съесть. Задумано – сделано. Заводит батрак лошадей в конюшню по одной, а волк уже там, под яслями затаился. Запер батрак двери и пошел ужинать. Поужинал, спать идет. Проходит мимо конюшни, слышит: храпят лошади и копытами бьют, что есть силы. Вернулся батрак в дом и говорит хозяину:

– Что-то неладно. Шел я с поля – с лошадьми управиться не мог. Пуганые они какие-то. И жеребенок к ним жался, не отходил. И сейчас храпят, бьют копытами – аж страшно к конюшне подступиться.

Сообразил хозяин, что худо дело, засветил фонарь, взял сапог в руку, вошел в конюшню, двери за собой запер, пошарил – глядь; под яслями волк! Вытащил хозяин волка за хвост да сапогом-то ему, сапогом! Брякнулся волк, лежит, как неживой. Видит хозяин – дохлый волк. Вышвырнул он его во двор, стал шарить, нет ли другого. Умный был мужик, а дал маху. Живой был волк.

Из последних сил в лес удрал.

Вот тащится он по лесу, а навстречу – лев.

– Куда идешь?

– Куда глаза глядят.

– Пошли вместе.

Идут вместе, а навстречу – медведь.

– Куда идешь? – лев спрашивает.

– А куда глаза глядят.

– Пошли вместе.

Идут втроем, кабана встречают.

– Куда идешь?

– Куда глаза глядят.

– Пошли вместе.

Идут они, а тут – буковая роща в долине. Сели они, лев и говорит:

– Ну-ка, покажем, кто что умеет.

Уперся лев лапой в бук и выворотил его с корнями. Кабан клыками поддел бук и вырвал целиком. Медведь забрался на бук, стал ветки ломать да швырять, куда попало – так что все врассыпную.

– Волк, твоя очередь, – говорит лев.

Куда волку битому до них! Стал он хитрить, зубы заговаривать:

– Владыка ты наш! Великие вы мастера, но вот послушайте, что со мной приключилось. Задумал я жеребеночка зарезать, пробрался в конюшню, а тут пришел хозяин с какой-то штукой, хвать меня за хвост! А штука-то не колет, не стреляет – дух вон вышибает. Свалился я без памяти. Тогда швырнуло меня за двери, как собаку, еле в себя пришел и сюда доплелся. Вот это – умелец!

Спрашивает лев волка:

– Ты того хозяина знаешь?

– Знаю, хорошо знаю. Он по средам здесь на ярмарку проезжает.

– Так покажи его мне. Мы с ним силой померимся.

Отскочил волк подальше, отвечает:

– Сохрани боже с ним встречаться! Не жить мне после этого на свете.

– Да ты издалека покажи, – говорит лев.

– Это дело другое, – согласился волк.

Вот и ярмарка настала. Устроил себе волк нору поглубже, чтобы мужика показать, когда он мимо пойдет, а самому быстрехонько спрятаться. Сидят они, ждут. Люди идут на ярмарку, скот гонят, лошадей, свиней. Наконец показался и тот хозяин. Подскочил волк ко льву, “Он!” – говорит, а сам шмыг в нору, только бы на глаза мужику не попасться.

Вышел лев на дорогу и говорит:

– Слышь, мужик! Ты, говорят, силач. Давай силой меряться!

Поглядел мужик: перед ним лев, медведь да кабан.

Говорит он льву:

– Как же нам силой меряться, когда снаряжения нету? Погоди, вот вернусь с ярмарки, доставлю снаряжение и будем меряться.

Лев, медведь да кабан в лесу остались, а хозяин пошел на ярмарку и все думал-думал, как бы ему всех трех зверей заграбастать. Вот идет он с ярмарки, издалека видит: все трое сидят, его поджидают. Говорит мужик льву:

– Отправь-ка одного со мной за снаряжением. Принесем и начнем.

– Которого? – спрашивает лев.

– Кабан силен, да неловок. А медведь, он мужицкая кость. Он донесет.

– Хорошо, пусть медведь идет.

Пошли мужик с медведем, пришли во двор, а там возле конюшни – здоровый камень. Привез его мужик зимой, чтобы потом мост поставить. Показал мужик медведю камень.

– Неси, – говорит, – в лес.

А сам обедать пошел.

Стал медведь к валуну прилаживаться и так, и эдак. Тяжел валун – не приподнять. Пошел медведь к хозяину и говорит:

– Мне его никак не взять.

Усмехнулся хозяин:

– Коли не взять, так чем же я биться буду?

– Унести-то я унесу, спина у меня крепкая. Помоги на плечи взвалить.

Позвал хозяин батрака, взяли они жерди потолще, медведь подставил спину, и навалили они на него камень. Он и не пикнул, конец ему пришел. Закурил хозяин трубочку, взял за пазуху колбасу, палку в руки – и в лес. Приходит, а лев спрашивает, где медведь снаряжением. Хозяин и говорит:

– Приотстал. Видно, запыхался. Ну, авось скоро придет.

А сам сел на пень, колбасу достает, закусывает. Принюхался лев, захотелось ему попробовать, стал он просить кусочек. Дал ему хозяин колбасы. Съел лев – понравилось.

– Из чего, – спрашивает, – это делают?

Показал ему хозяин на кабана и шепчет:

– Убей его – я тебе такой колбасы наделаю, сколько хочешь.

Подошел лев к кабану, ударил его лапой и убил. Взялся хозяин за дело, стал кабана потрошить. Увидал лев сало, подцепил кусок когтями и съел. Щелкнул его хозяин по лбу.

– Подожди, пока колбасу приготовлю. Обдеру, опалю, зажарю – тогда и ешь.

– Невмоготу мне ждать, – говорит лев. – Хоть вяжи.

Пошел мужик к дровосекам, взял топор, срубил березку, вытесал клин потолще, велел льву стать спиной к буку, прикрутил его веревкой и клин за спину стал забивать. Забивал, забивал да как трахнет льва по голове!

Взревел лев. А волк выскочил из своей норы и кричит:

– Я ж говорил! Не колет, не стреляет – а дух вышибает!

И опрометью в лес.

А хозяин послал за подводой, забрал домой и львиную тушу, и кабанью. И пир горой устроил. И меня, деверя своего, пригласил. Ели мы там до отвалу, пили допьяна.

Не веришь? Глянь! Язык до сих пор мокрый.



Зараз ви читаєте: Не колет, не стреляет – а дух вышибает