Молодуха и поп

Видите, это в старину еще было дело, когда еще верили попам. Сам ее муж выезжал на плотню, где-нибудь зарабатывать денег, своего посеву мало приходилось сеять, пришлось где-то прирабатывать. Ну, а жена, как правило, у каждого жито, сколь они сеяли, выжинала всегда. Ну, молодуха эта красивая очень была, а к тому беременная.

Черт его нес в какое-то время – этого долговолосика – попа, заинтересовался он этой красавицей, на коленки встал перед ней, подошел: “Ой, молодуха, какой тебя бог создал красавицей, но ты,- говорит,- какая несчастная, мне

даже тебя жалко”. А тая глупая: “Почему это я, батюшка, несчастная?” – “Дак ты,- говорит,- в положении”.- “Ну дак а что же, не я одна в положении, на этом свет стоит”.- “Так это я согласен, на чем свет стоит. Как ты думашь, оставил, у него совесть-то была?” А та: “Ну, в чем дело? Как?” – “Так у тебя же ребеночек-то без пальчиков!” – “А как же, батюшка, нельзя ли исправить?” – “Конечно, можно, уж для такой красавицы я трудов не пожалею. Приходи, – говорит,- вечерком”.- “А за труды-то сколь?” – “Ну, сотни две яиц принесешь да килограмма два-три масла”.

Как он там направлял эти пальчики, бог их знат, это никому не известно. Пришла она домой. Мужик приезжает. Она его у порога встретила. Он только: “Здравствуй!” – “Вон, гад, отцель!” – “В чем дело? Нюшка, как ты меня ругаешь?” – “Как ты меня оставил, гад? Вернись сейчас же отседова, чтоб тебя не было!” – “В чем дело? Ты мне поясни…” – “Да как ты меня оставил?” – “Ну как… Дрова есть, хлеб есть, сено”.- “Я тебя спрашиваю, как ты меня оставил?” – “Да ты разъясни…” – “Как ты меня оставил? Ладно, батюшка шел с деревни, оглядел: у ребеночка пальчиков-то не было. Дак вот, ни маслица теперь не проси, ни яичек, батюшке снесла!” – “Ах ты,- думает,- дятел долговолосый, видал, что он мне тут натворил! Что делать?”

Удобрился, значит, весной, огород пашет. “Пойду же я его”, – как-то отомстить надо за эти грехи, что он хозяйке натворил.

Ладно, приходит: “Батюшка, давай я тебе вспашу на своих конях”.

Ну, вспахал ему да нарочно прихватил дерна, чтоб этого попа занять в огороде подольше, чтоб он там прокопался: “Батюшка, у вас,- говорит,- бороны железны, у меня комки в огороде, пожалуйста, дайте мне свою боронку комки разбить”.- “Там,- говорит,- выезжай, скажешь матушке, она даст”.

Ну, этот мазурик, что ж, приезжает, говорит: “Батюшка велел вам дать”.

Он борону велел, конечно, дать, а не что-нибудь. Ну, а она-то говорит: “Он что там – ошалел, что ли, с ума сошел?” Кричит ему: “Ты что там выдурился?” – “Без разговору, обе отдать!”

Так что ж, выходит, и дочку. Он все сделал, ну ладно.

Приходит поп. Она плачет: “Ну, мне старухе, уж ладно, грешна душа, но дочку-то ведь, гад! Вот так и так, ты ж велел!” – “Так он бороны просил!”

Он к нему. А тот говорит: “Знаешь что, милый мой, я согрешил, так хоть за дело тебе отомстил, а ты же, гад, и яички взял и масло!”

Вот так он и несолоно хлебавши пошел от этого мужика.

Рассчитались они.



Молодуха и поп