Молчун-зелье

Сказать бы байку – не умею, сказать бы присказку – не смею, соврать бы небылицу – не могу притвориться. Так скажу лучше правду, а вы послушайте, может, вам пригодится.
Идет селом странница-старушка, что подаянием от добрых людей живет. Полсела прошла, глядит – на завалинке перед хатой молодица плачет-разливается, фартуком глаза утирает.
– Чего слезы льешь? – старушка спрашивает. – Что за доля тебе на роду выпала?
– Ох, бабуня, лучше не спрашивай! Лихая у меня доля, головушка моя несчастная… Как пошла я замуж за того окаянного, часинки ясной не видела. Каждый день меня, бедную, бранит-ругает… Чтоб его черти на том свете ругали! Да еще поколотить грозится, лихорадка бы его колотила!..
– Ну, а ты ему отвечаешь?
– А как же! Он – слово, я – десять, он – десять, я – двадцать! Не дождется он, ледащий, чтоб я ему смолчала! Вот еще! И поверите, бабуня, не помогает ведь. Еще пуще ругается. И заступиться некому за меня, сиротинушку…
– Может, я тебе помогу, – говорит странница.
– Ой, бабо-сердце, помогите-присоветуйте, пусть вам солнышко ясно светит, дождь не мочит, пусть люди вам богато подают, а я ничего не пожалела бы – и сальца дала бы, и хлебца, и холста на сорочечку.
Порылась старая в своей котомке, вытащила пузырек ни большой, ни маленький.
– Вот тебе, дочка, молчун-зелье. Настоено оно на семи травах. А собраны те травы из-за семи гор, семи рек, в темном лугу у белого камня в первую субботу после последней пятницы. Запоминай, доченька, все в точности сделай, как я тебе говорю, а не то пропадет волшебная сила у зелья. Держи пузырек всегда при себе, л как начнется меж вами свара, ты тихонечко отвернись да набери в рот того зелья. Не глотай, не выплевывай, а держи до той поры, пока от твоего мужа нечистая сила, черная злоба не отступится. Как после грозы темную тучу ветром от солнца отгоняет, так сгинет, пропадет, развеется твое лихо, словно и не бывало его. Мое слово верное, что сказала, то и сбудется!
Взяла молодица зелье волшебное, а странница своим путем побрела.
Ходила-бродила, немало на свете повидала, еще больше от людей слыхала, да через какое-то время опять тем селом идет. Полсела прошла, глядит – на завалинке перед хатой молодица песню поет, зеленый горох себе в фартук лущит. Завидела старушку, руками радостно всплеснула.
– Ой, бабуня, пташечка моя, спасибочко вам за зелье!
– Помогло, значит? – спрашивает старушка.
Говорю ж вам, бабуня, как ножом всю беду отрезало. Придет муж в хату, только начнем лаяться, я вашего зелья верного в рот наберу да держу, боюсь каплю упустить. Так поверите – муженька моего будто кто сразу подменит: сядет мирненько к столу, со мною ласково говорит, аж в хате светлее. Я зелье проглочу и сама ему ласково отвечаю. Тишь да гладь у нас. А я что вам обещала, не забыла.
Высыпала молодица зеленый горох из подола в миску, побежала в хату и вынесла старушке белого хлеба ковригу, сала добрый кус да тонкого полотна на сорочку. Взяла все странница, попрощалась-поклонилась и собралась было уходить.
А молодица ей вслед:
– Ой, бабусю, постойте! Зелье-то у меня кончается. Как же мне без него дальше жить?
Засмеялась старая.
– Не горюй, доченька, это беда невеликая. Как кончится молчун-зелье, ты в пузырек чистой водицы из колодца налей, она не хуже помогает. Перемолчишь сварливые слова, что тебе на язык просятся, и у мужа их не станет. Так-то оно, доченька!



Зараз ви читаєте: Молчун-зелье