Милуткалик

Сказал Милуткалик бабушке и сестрам:

– Дай-ка, бабушка, ремень для ноши. Пойду за древесной корой.

Боится бабушка отпускать внука:

– Хватит, не ходи за корой, а то печень заболит.

– Нет, не заболит печень. Скорее же дай ремень, задерживаешь.

– Нет, не дам. Кишки заболят.

– Кишки не заболят. Скорее же дайте ремень, пойду за корой.

– Нет, не пойдешь за корой. Печень заболит.

– Не заболит печень.

– Кишки, почки заболят.

– Нет, не заболят кишки, – упорствует Милуткалик. – Что-то не то, бабушка,

говоришь. Сестра, тогда ты дай мне ремень.

Дала сестра младшему брату-зайцу ремень. Пошел он. Увидел Милуткалик жилище черта, подошел и начал старую кору с бревен сдирать. Сдирает и приговаривает: “О, это бабушке дам, горьковатая, но как раз по зубам”. Другой кусок коры отодрал: “Это сестре Лылячаке дам. Сладковата и крепка кора”.

Сдирает кору Милуткалик, складывает в кучу, чтобы ремнем перевязать удобнее было.

– О, а это старшей сестре дам, – вскрикнул Милуткалик, – только вот суховата да горька!

Жилище черта на берегу у самого моря стоит. Вынырнула молоденькая лахтачка Упапиль и стала дразнить Милуткалика:

– Чер-то-во жи-и-ли-ще-е чи-и-сти-и-ишь!

– Хат! Пошла вон, подружка! – не выдержал Милуткалик.

Так и хочет Упапиль вызвать Милуткалика на ссору, вынырнет из воды и поет:

– Чер-то-во жи-и-ли-ще-е чи-и-сти-и-ишь!

Не выдержал Милуткалик:

– Льдины чистые, а после тебя всегда грязь остается. Вот!

– Нет, мои какашки толстенькие, жирные, а у тебя сухие да твердые, словно белые камушки.

– Так ты жирная, толстая, потому и какашки твои такие!

-А ты тощий, тощий!..

– Подожди, и я таким же жирным буду. Не сравнишь меня с собой.

– Врешь!

– Вот посмотришь! Хат, пошла вон!

-Зачем дразнишься, – обиделась Упапиль, – вот убьет тебя мой дедушка.

– Ну и пусть, ну и пусть, ну и пусть!

– Ах так! Подожди, пойду дедушке скажу.

– Ну и пусть, ну и пусть, ну и пусть! – кричит Милуткалик, а сам приготовился ждать: вдруг действительно лахтак приплывет. Приготовил свою тяпку, которой кору сдирал, наготове держит.

Нырнула Упапиль и уплыла.

– Дедушка, дедушка! Милуткалик меня обижает, дразнит, – пожаловалась Упапиль.

Поплыл дедушка-лахтак к берегу, а у берега уже ледок был.

Стал выныривать у кромки.

– Ты почему мою внучку дразнишь? – вынырнул он и спросил Милуткалика.

– Ну и пусть, ну и пусть, ну и пусть! – кричит Милуткалик. – Плыви к берегу. Я же не могу по воде к тебе подойти. Сходи на берег лучше ты, и здесь на сухом месте поговорим!

Нырял, нырял дедушка-лахтак и наконец выполз на берег.

Заяц схватил тяпку и ударил его.

– О-о, за что моего дедушку убил! – заплакала Упапиль.

– Нет, не убивал я его. Он в гости пришел. Видишь, дедушка тебе ластами машет, плыви к берегу!

– Врешь, я видела, как ты его ударил. Вот пойду бабушке скажу, – и нырнула Упапиль в глубину.

– Бабуся, бабуся, проснись! – плачет Упапиль. – Нет нашего дедушки. Милуткалик его ударил.

– Апа-па-па! – проснулась бабушка и дрожит зубами, – не зря у меня спина застыла, ушел мой друг по сну.

Уплыла опять Упапиль, вынырнула и кричит Милуткалику:

– Подожди, вот плывет к тебе бабушка. Тоже тебя ударит.

– Ну и пусть, ну и пусть, ну и пусть! – кричит Милуткалик, а сам готовит тяпку, чтобы встретить бабушку-лахтака.

Приплыла бабушка-лахтак, выныривает у кромки льда.

– Иди-ка сюда, смотри, муж тебя ждет, – зовет ее Милуткалик. – Я же не способен по воде плавать. Иди ты, сойди на берег.

Плавает бабушка-лахтак у берега, выныривает часто.

– Не можем же мы на воде с тобой встретиться, – не отстает Милуткалик. – Да и ударить ты меня не сможешь.

Решилась бабушка-лахтак и выползла на берег. Не успела она на берегу освоиться, как ударил ее тяпкой заяц.

– О, теперь мою бабушку ударил, – заплакала Упапиль.

Не обращает внимания Милуткалик на Упапиль, стал разделывать убитых. Двух лахтаков убил. Освежевал, связал себе ношу. “Хватит, домой пойду. Добыча богатая”, – решил Милуткалик.

Дома две сестры с бабушкой живут.

– Бабушка! – закричали они. – Твой Милуткалик идет.

– А-а, пусть приходит, в землянке его подождем.

– Что же это он так тихо идет? – удивляются сестры. Они же не видят, что он несет. Зашли сестры в землянку.

– Сестрицы, выходите, ношу возьмите! Ваш братишка пришел.

Вышли сестры и удивились:

– А где же ноша с корой? – и тут же попробовали внести то, что принес Милуткалик. Но тяжела для них ноша, не смогли поднять.

Старшая сестра сказала:

– Нет, не кора это. Кора такой тяжелой не бывает.

– Ну хватит, заносите. Бабушке же тоже интересно.

– Но не можем мы ее занести.

– Ладно, я сам занесу.

Занес Милуткалик добытое.

– А-а, пришел наконец-то Милуткалик! – встретила его бабушка.

– Да, вот пришел.

– Где же ноша с корой?

– Развяжите же. Эта ноша не с корой.

– Что это? Что-то очень мягкое? – удивилась бабушка.

– Так развязывайте, – не удержался Милуткалик и сам развязал. – Вот куски жира принес, мясо лахтачье.

– Да где же ты падаль на берегу моря нашел?

– Да не падаль я нашел, двух лахтаков убил. Поедим вот, да за оставленным мясом сходим.

– О, еду сейчас приготовлю, – сказала бабушка…

Между тем в другом жилище лиса Йайучаннакут куда-то собралась.

– Имынна! – говорит она своей дочери. – Дай мне плетеную веревку!

– Куда же пойдешь ты? – спрашивает Имынна.

– Да пойду по берегу моря поброжу. Может, выбросило что-нибудь.

– Ну сходи, сходи. Только едва ли что найдешь.

– Посмотрим…

Тем временем пришли зайцы на то место, где мясо было оставлено. Не успели что-либо сделать, как видят – лиса бежит.

– О, глядите, – говорит Милуткалик, – тетушка наша бежит. И откуда это она все так хорошо знает, словно ей кто-то сказал, что Милуткалик двух зверей добыл.

Подбежала лиса.

– О-о, племянничек, да ты верно лахтака добыл?! – удивилась лиса.

– Да, верно, лахтака убил. А ты во-время пришла, все знаешь, словно тебе сказали, что твой племянничек зверя добыл.

– Да вот решила по берегу побродить, с моря ветер дует, запах приятный несет.

А нюх у лисы хороший.

– Ладно уж, наложи, сколько тебе нужно, – говорит Милуткалик.

– Да я с удовольствием, только сколько же мне взять?

– Да накладывай, сколько унесешь. Ты же сильная.

Наложила себе лиса, сколько могла, перевязала плетеной веревкой.

– Так вот, мы уходим, – сказал Милуткалик, – но все унести не можем. И так тяжело, отдыхая в пути, идти будем.

Пошли зайцы домой. Лиса тоже в свое жилише побежала.

Ходит около землянки младший сын лисы Лымнойныткын. Вдруг видит – лиса бежит.

– Вот и мама идет, – говорит он. – Имынна, побегу встречу ее.

Побежал навстречу матери Лымнойныткын:

– О, мама, что это ты так много несешь?

– Да вот лахтачье мясо.

– Чем же ты убила лахтака?

– Да не я, Милуткалик убил лахтака. Пойдем-ка скорее домой.

Завтра все трое пойдем, остатки мяса заберем.

Между тем переночевали зайцы дома. Назавтра чуть свет за остатками мяса пошли. Боятся – хитра лиса Йайучаннакут. Наверно, со всеми детьми своими пошла. Наверняка ничего не оставит. Но зайцы тоже не глупы: все вместе втроем отправились. Бегут, торопятся, как бы их лиса не обогнала.

И верно, лиса тоже рано отправилась. Следом за ней Имынна, а сзади Лымнойныткын.

– О, пришли вы! – приветствовал их Милуткалик.

– Да, пришли мы.

– Эти вот остатки заберите, мы уже нагрузились.

Пошли лисы обратно. Впереди Лиса, потом Имынна и после Лымнойныткын плетется. Лымнойныткын слабенький, ничего не несет.

Заяц с сестрами тоже в свое жилище пошли.

А бабушке-зайчихе не терпится, выходит и смотрит, когда же зайцы покажутся. Наконец увидела своих детей. “Побегу-ка еду сварю”, – решила она.

Пришли дети.

– Вот, бабушка, принесли.

– Ох, наконец-то пришли, – сказала бабушка.

– Да, пришли.

– Где же лиса?

– Вместе с детьми тоже за мясом ходила. В этот раз я не сказал ей, что бери, сколько хочешь. Только остатки подобрали.

– Ну, хорошо, что тетушке хватило, жиром их угостил, – обрадовалась бабушка.

Переспали зайцы ночь, а утром бабушка и говорит:

– Хватит, сыты мы. Надо друзей отблагодарить. Приготовьте им разное: мясо дикого оленя, ягоду-шикшу и корешки-палькумйат. Друзьям домой идти надо, внучка Упапиль их ждет. Идите, отнесите им подарки.

Пошли зайцы к берегу моря, все до единой косточки лахтаков захватили вместе с подарками. Похоронили косточки на берегу, подарки оставили. И сразу же домой ушли.

Внучка Упапиль увидела, будто дедушка с бабушкой идут. Обрадовалась. Отец уже дома. Стал он ругать дочь свою, зачем позволила дедушку с бабушкой убить. А в это время бабушка с дедушкой пришли домой. Подарки принесли.

– Смотрите-ка, чем зайцы нас угостили: и ягоды, и корешки, и мясо дикого оленя.

– О, не напрасно, бабушка, ты за подарками ходила, – сказал отец Упапиль.

Так убитые вернулись домой. Вот все. Конец сказки.



Милуткалик