Медноволосая девушка

Жила-была старуха. У нее никогда не было детей. Взяла она на воспитание сироту. Мальчик рос не по дням, а по часам. С детства ничего не боялся, и его прозвали Зориктэ — Бесстрашный. С семи лет он стал ходить на охоту. Каждый раз приносил дичь, и этим они со старухой питались.

Однажды проснулся Зориктэ ночью — в кибитке было светло как днем. Откинул полог и увидел медноволосую девушку: ее красные волосы словно пылали огнем. Она взглянула на него и сказала:
— Это не он! Когда девушка вышла из кибитки, стало сразу темно. «Кто эта красавица?

— подумал Зориктэ. — И что значат ее загадочные слова?»
Разбудил старуху, стал ее расспрашивать о случившемся. Та и говорит:
— Эка невидаль — медноволосая девушка. Все знают, что она — княжеская дочь. Когда-то у нее было двенадцать братьев. Но теперь она одна, и по ночам обходит кибитки — ищет, кто убил ее братьев. Когда она надевает медные волосы, она летает по воздуху, как птица. Есть у нее медная плеть, которая убивает с одного удара. И есть у нее своя земля, куда никому нельзя ступить — всякий будет повержен.
Зориктэ до утра не мог заснуть. «О небо! — думал он. — Пусть будет что будет, но я найду ее. Ведь не зря меня нарекли Бесстрашным».

Утром сказал старухе:
— Я еду охотиться. Вернусь поздно. Где живет эта медноволосая?
— Там, где заходит солнце.
Долго ехал Зориктэ на запад. Видит — вдалеке выходит струйка дыма из-под земли. Подъехал поближе — оказалось, в яме у костра сидит старая ведьма.
— Куда путь держишь, юноша? — спросила ведьма.
— Ищу я медноволосую девушку. Вы, часом, не знаете, где она живет?
— Туда нет пути для человека. Все живое гибнет на той земле, где она живет.
— Но я — Зориктэ, я ничего не боюсь — даже смерти.
— Тогда слушай. Есть у медноволосой девушки волшебный конь — все вокруг видит, все вокруг слышит. Когда кто-то приближается, он начинает тихонько ржать. Тогда девушка хватает свою медную плеть, поднимается в воздух и настигает всякого, кто посмел нарушить ее владения.
— Что же делать?
— Подползи ночью к владениям медноволосой, выкопай яму и спрячься. Как только взойдет солнце, ты то выглядывай из ямы, то снова хоронись. Конь увидит тебя и станет ржать. Девушка будет летать над землей, но никого не заметит, разозлится и начнет хлестать коня. Когда конь падет, смело иди к ней.
Зориктэ так и сделал. Несколько раз выглядывал он из ямы, несколько раз вылетала на поиски девушка, но, никого не найдя, исхлестала своего коня медной плетью и ушла в кибитку. Конь лежал почти бездыханный и только слегка захрапел, когда к нему приблизился юноша.
Зориктэ вошел в кибитку. Усталая девушка спала. Ее плеть висела на стене. Юноша схватил плеть и стал хлестать спящую.
— Не бей меня! — взмолилась девушка. — Я стану тебе сестрой!
— Если и вправду хочешь стать моей сестрой, то сними и отдай мне свои медные волосы.
— Я согласна.
Сняла она волосы и передала Зориктэ. Тот вышел из кибитки и спалил их на костре вместе с плетью. А когда вернулся в кибитку, увидел перед собой настоящую красавицу. Оказалось, вся злая волшебная сила заключалась в этих волосах и этой плети. А теперь от ведьмы ничего не осталось. Он крепко ее поцеловал, и они разделили подушку.
Стали они жить в любви и согласии. Став замужней, красавица по обычаю расплела свою косу на две и подвесила к ним токуги — серебряные украшения. Эти украшения и принесли несчастье. Однажды она пошла за водой и уронила в озеро токуг. Через три дня потерянный токуг попался в рыбацкие сети. Рыбаки отнесли его хану. Хан сразу оценил находку и заявил:
— Кто найдет владелицу этого токуга, тому подарю полханства.
Услыхала это старая медноклювая ведьма, выскочила на своих козьих ногах и завопила:
— Я найду! Я найду!
В тот же час переправилась она на другой берег озера, обратилась в убогую старушку и подошла к белой кибитке, где жили счастливые молодожены. Увидел ее Зориктэ и спрашивает:
— Куда вы идете, бабушка?
— Я — бедная старушка, брожу от улуса к улусу, прошу подаяния. Что подадут, тем и питаюсь.
— Идите к нам жить.
Поселилась старушка в кибитке — ест и спит всласть. Растолстела от сытой и беззаботной жизни. А супруги привыкли к ней, как будто всегда жила она с ними.
Однажды пошла красавица за водой, а старушка увязалась за ней. Подошли к озеру и наткнулись на лодку, которую оставила ведьма, когда переправлялась сюда.
— Давай покатаемся! — предложила лукавая старушка. — Мы далеко не поплывем — покатаемся возле берега.
Красавица согласилась. Но только она села в лодку, как старушка бойко заработала веслами. Через какие-то мгновения лодка очутилась на середине озера. Тут старушка обрела свой настоящий мерзкий вид. Поняла красавица, что ее обманули, и расплакалась. А ведьма раскрыла медный клюв и закаркала:
— Чем быть женой какого-то бедняка, не лучше ли быть супружницей великого хана?
— Не надо мне никакого хана. Я люблю своего мужа.
— Ха-ха-ха! Посмотрим, как ты его разлюбишь.
Лодка причалила к противоположному берегу. Ведьма притащила красавицу к своему повелителю.
— Будешь моей женой? — Хан похотливо разглядывал пленницу.
— Нет!
— Почему не будешь? Посмотри, каков я. Ты ведь даже на меня не взглянула.
Красавица подняла глаза, вздрогнула от негодования и произнесла загадочные слова:
— Это он!
И накрепко замкнула уста, потому что узнала в хане убийцу своих братьев. Как ни пытался хан ее развеселить, как ни пытался запугать, ничто не помогало — красавица молчала как камень. Ее бросили в темницу, а к железным дверям приковали льва и тигра. Они пропускали только хана. Когда Зориктэ вернулся в пустую кибитку, то сразу догадался, что это козни проклятой старухи.
— Зачем я пустил ее в свой дом? — укорял он себя. А потом решил во что бы то ни стало найти жену.
Долго он бродил по свету. По дороге настрелял много сорок, сшил из птичьих шкурок сорочью шубу и стал почти неузнаваем. Наконец, добрался Зориктэ до ханского дворца. Видит: вокруг в больших котлах варят мясо. Рядом хлопочет медноклювая ведьма, хвастается прислуге:
— Это я обманом притащила сюда новую ханшу — увела ее от мужа. Пусть она до сих пор упрямится, но хан настроен решительно. Сегодня будет свадебный пир!
— А где сейчас это упрямая женщина? — спросил Зориктэ.
Медноклювая ведьма не узнала его в сорочьей шубе и показала на темницу:
— Вон в той черной башне. Да и хан уже там.

Пошел Зориктэ к черной башне, стал прохаживаться под окнами. Жена его увидела и впервые за долгое время улыбнулась.
— Неужели ты улыбнулась? — обрадовался хан. — Я столько раз пытался тебя рассмешить, но ты была сурова со мной. Что тебя развеселило, скажи?
— Я увидела человека в сорочьей шубе, вот и стало смешно.
Хан выбежал из башни и говорит Зориктэ:
— Дай мне свою шубу, путник! Я хочу развеселить свою невесту.
— Но тогда я останусь голым! — возразил Зориктэ.
— Возьми золотую ханскую шубу с моих плеч, и ты не останешься голым.
Поменялись они своими одеждами. Хан в сорочьей шубе помчался к невесте. Однако лев и тигр, что сторожили башню, не узнали хана в новом одеянии и разорвали его на куски. А Зориктэ в золотой ханской шубе спокойно прошел между зверей, взял за руку красавицу и вывел ее из темницы.
Медноклювая ведьма, увидев молодых, воскликнула:
— Да здравствует хан и новая ханша!
— Зря радуешься, ведьма! — засмеялся Зориктэ. — Лучше устрой своему хану поминки.
Ведьма узнала Зориктэ и в ярости кинулась на него, пытаясь выклевать глаза медным клювом. Но тот выхватил ханский меч и разрубил ее пополам, а куски бросил в костер. Потом обнял милую жену, и они, счастливые, отправились домой.



Медноволосая девушка