Маленький народец Гавайских островов

Много лет назад на Гавайских островах жило множество карликов. Звались они менехуне. Конечно, нечего было и думать о том, чтобы увидеть их в большом городе вроде Гонолулу. Однако говорят, что иногда уголком глаза можно было углядеть маленького человечка. У него красные щеки и улыбка во все лицо. Если вы повернетесь, чтобы взглянуть на него, он исчезнет, но вы знаете, что мгновение назад он здесь был.

Когда-то давно на Гавайях менехуне было больше, чем обычных мужчин и женщин.

Но даже в те далекие времена очень немногие люди видели карликов, потому что днем они спали. Ночью менехуне выходили из своих убежищ, но, как только вставало солнце, торопились домой. Одни только рыбаки, трудившиеся по ночам, и люди, которые вставали очень ранним утром, видели их иногда по-настоящему.

На острове Кауаи жил благородный вождь по имени Пи. Он мог считать себя счастливым, ведь у него были слуги, которые приносили ему все, что он хотел. Ему не приходилось ничего делать – только играть и проводить со своим народом ночные часы за танцами и песнями. К несчастью, пришли времена, когда никто не хотел ни петь, ни танцевать, ни играть. Все растения в долине увяли и высохли. Даже свиньи отощали, и на их костях почти не осталось мяса, а рыбные пруды в глубине долины стали грязными и заросли водорослями.

Пи созвал мудрых мужей своего племени, чтобы узнать, может ли кто-нибудь сказать ему, что надо делать.

– Единственное, что можно сделать, о великий вождь, – это построить плотину через реку Ваимеа. Потом надо будет прорыть канал, чтобы провести воду в нашу долину.

– Я сам об этом думал, – сказал Пи. – Но на это нам понадобятся годы. Мы все умрем от жажды и голода, прежде чем закончим работу.

– Надо попробовать найти другую долину, где воды вдоволь, – предложил еще кто-то.

– Но это значит оставить дома и землю, которая так давно принадлежит нашему племени, – грустно сказал Пи. – Однако это, пожалуй, единственное, что можно сделать.

Он покинул собрание мудрецов и уселся в своем доме. Его ярко окрашенный головной убор и плащ из птичьих перьев указывали на высокое происхождение и власть, – и все же ему было одиноко, грустно и немного страшно. Он знал, что народ ожидает от него спасения, но как помочь ему, – не знал.

Внезапно что-то ярко вспыхнуло. В дом вошел крошечный человечек. Это был менехуне. Несмотря на свою скорбь, Пи не смог удержаться от смеха:

Человечек был одет точь-в-точь как он сам – плащ из красных, синих, желтых и белых перьев, блестящий синий шлем на голове.

– Ты тоже вождь, кроха? – спросил Пи. Карлик выпрямился. Верхушка его шлема едва доходила до колена Пи.

– Я вождь всех менехуне, – сказал он гордо, – и я пришел помочь тебе.

– Как может такое маленькое существо помочь нам? – удивился Пи.

– Рост здесь ни при чем, – отрезал человечек. – Тебе нужна наша помощь или нет?

Пи подумал о своем народе и о жестокой борьбе, которую люди ведут за пищу и воду, чтобы выжить.

– Прости меня, – сказал он, – я не хотел обидеть тебя. Беда наша в том,

Что у нас нет воды. Если бы нам направить вниз потоки с гор, наши посадки вновь стали бы расти. Трава питала бы свиней, и у нас было бы вдоволь еды и питья. Но, видишь ли, для этого нам нужно построить плотину через реку Ваимеа и прорыть канал через холмы в нашу долину.

– Мы можем сделать это для тебя, о вождь. Пи не осмелился засмеяться снова.

– Спасибо за желание помочь нам, – сказал он мягко, – но даже моим людям потребуются годы, чтобы построить плотину и канал там, наверху в горах.

А вы такие маленькие, что у вас это отнимет сотни лет. Вождь менехуне засмеялся так сильно, что шлем чуть не упал у него с головы.

– Прости меня, – сказал он, вытирая слезы, – но вы, люди, такие глупые. Мой народ работает лучше, чем твой, и нас тысячи. Мы можем построить

Плотину и канал за одну ночь.

Теперь рассмеялся Пи.

– Если вы это сделаете, я отдам вам все, что ты захочешь, – сказал он. – Хорошо! – сказал менехуне. – Мы сделаем это, и не ради какой-нибудь награды, а потому, что не хотим, чтобы вы были несчастны. Если ты согласишься на мои условия, плотина и канал будут закончены завтра до восхода солнца.

– Какие же это условия? – спросил Пи.

– Первое: прикажи всем своим людям войти в дома и закрыть двери. Если кто-нибудь выглянет, мы все исчезнем, и работа будет впустую.

-А второе условие?

– Ровно через месяц после сегодняшнего дня устрой всем моим людям рыбный пир. Еды должно быть достаточно для всех.

– Хорошо! – сказал Пи точно так же, как только что до него – вождь менехуне.

Карлик поклонился и выбежал наружу. Плащ вздымался за его спиной. Пи поспешил за ним, чтобы узнать, куда он направился, но карлика уже и след простыл.

Вождь в задумчивости прошел по деревне и послал гонцов собрать... весь народ на сход.

– Прийти должен каждый, – приказал он, – и старые, и молодые, и даже самые маленькие. Я намерен сказать им нечто важное.

Когда люди собрались, он велел им сесть.

– Слушайте, – сказал он, возвышая голос так, чтобы каждый мог услышать, – я должен сообщить вам нечто важное. Я не знаю наверняка, что произойдет, но ко мне приходил вождь менехуне. Он обещал, что к завтрашнему дню его люди построят плотину через реку Ваимеа и длинный канал, который проведет воду в нашу долину.

Загудели разговоры. Люди качали головами и переговаривались.

– Тихо! – закричал Пи. – Смогут они сделать такое удивительное дело или нет, я не знаю, но ничего плохого не случится, если мы дадим им попробовать.

Их вождь сказал мне, что никто не должен следить за ними. Как только солнце сядет, уйдите в дома и закройте двери. Попытайтесь спать, если сможете.

Но если я узнаю, что кто-нибудь подглядывал, то накажу его жестоко.

Никто не спал в эту ночь. Люди подчинились приказу вождя и оставались в домах, прислушиваясь к каждому звуку. Они слышали, как далеко на холмах в скалы вколачиваются зубила, вырубая ровные камни, и как с глухими звуками валуны падают в воду, Над молчаливой деревней и пересохшей землей сияла луна, но в горах через вершины мчались шквалы воды. Плотина была готова, и воды стали подниматься, пока в большой впадине не образовалось озеро.

К утру менехуне закончили канал, аккуратно обложив его камнями. Озеро переливалось через край. Оно наполнило канал, и вода хлынула в долину.

Сначала пересохшая земля впитала воду, но вскоре возник ровный поток.

Как только солнце встало, люди деревни Пи устремились из домов. Они возбужденно кричали, ибо в русле ручья по камням бежала крошечная струйка и начинала петь песню, которой не было слышно уже много месяцев.

Люди подняли глаза к холмам, но плотина и канал были скрыты темными дождевыми тучами.

От тысяч менехуне не осталось и следа. Весь день поток воды прибывал и прибывал. К полудню он бежал на уровне берегов, рыбные пруды были полны, и серебряная струя спадала в море на краю долины. Деревня была спасена!

Пи сидел в одиночестве под деревом у реки. Он был уверен, что менехуне скоро придет к нему. Внезапно возле него затрепетали перья, как будто яркая птица слетела с дерева.

– Ты исполнил свое первое обещание, – сказал вождь менехуне с усмешкой.

– Никто не подглядывал за нами ночью.

Пи встал на колени, чтобы лучше видеть карлика.

– Вы сделали для нас плотину и канал, – сказал он. – Это было великое и удивительное дело; что мы можем сделать для вас?

Менехуне усмехнулся еще шире.

-Начинайте готовиться к пиру, который ты обещал нам, – сказал он. – Через десять дней будет полнолуние. Смотрите, приготовьте пир вовремя.

– Мы с радостью сделаем это для вас, о вождь! Это самое малое, что мы можем сделать. Скажи мне, сколько твоих людей работало для нас в эту ночь, чтобы мы знали, сколько еды приготовить.

Карлик начал считать на пальцах.

– Одна тысяча, – сказал он, поднимая один палец, – две тысячи, – поднимая другой.

Скоро он поднял все пальцы на обеих руках. – Достаточно, – сказал он, – будем считать десять тысяч. Он отскочил прочь, и его плащ ярко сверкнул в сумерках.

– Десять тысяч, – сказал Пи вслух. – Так вот почему они смогли столько сделать за одну ночь! Но как – во имя всех богов и маленьких рыбок – можем мы добыть достаточно еды для десяти тысяч человечков? Придется мне собрать своих мудрецов, чтобы получить ответ на этот вопрос.

Один из друзей Пи услышал его слова и подошел к нему.

– Ты сам ответил на свой вопрос, мой господин Пи, – сказал он с улыбкой.

– Что ты имеешь в виду?

– Маленькие рыбки! Ты сам произнес эти слова. Менехуне – крошечные человечки, так что много они не съедят. Если наловить много-много креветок и дать каждому по одной, они будут вполне довольны. Пи хлопнул в ладоши.

– Так и сделаем! – сказал он. – До наступления полнолуния все мужчины выйдут в море с сетями и наловят тысячи креветок.

Когда приблизился десятый день, все мужчины спустили на воду свои каноэ.

Вскоре они нашли большую стаю креветок. Они погрузили сети в воду и заполнили каноэ крошечными рыбками. Когда утром они вернулись на берег, их ожидали женщины. Они завернули каждую креветку в широкий пальмовый лист и завязали узенькими полосками.

Пи пришел посмотреть, как идет работа.

-Хорошо, – сказал он, – таких пакетиков должно быть по крайней мере десять тысяч – по одному на каждого маленького трудолюбивого менехуне. Давайте подвяжем их на деревьях возле моего дома. Они будут прелестно смотреться при лунном свете.

В ту ночь, когда взошла луна и осветила десять тысяч маленьких зеленых пакетиков, висящих на голых ветвях деревьев, десять тысяч менехуне тихо спустились с холмов. Утром деревья снова были пусты.

Поток еще журчит и поет по камням в долине. Гора, где был прорыт канал, называется теперь горой Креветок – в память о ночи, когда десять тысяч креветок были съедены народом менехуне.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Зараз ви читаєте: Маленький народец Гавайских островов