Маленькая вила

Был в королевстве большой праздник. Вырос у короля с королевой единственный сын. Как положено, в день совершеннолетия подрезали ему кудри, что раньше ниже пояса спускались. Зажгли множество свечей во дворце, а в саду цветные фонарики.
Король с королевой да гости постарше в зале пируют. А кто помоложе – в саду веселятся. И королевич с ними, любуется, как девушки на лужайке коло – хоровод – водят и песни поют. Юноши один другого красивей. А королевич краше всех. Девушки с него глаз не сводят, юноши завидуют.
К полуночи разъехались гости. Слуги фонарики в саду потушили, в залах свечи задули. Тихо во дворце, темно. Все спят. Одному королевичу не спится. Вышел он в сад погулять. А ночь лунная, светлая. Узорная тень листвы на земле лежит. И увидел королевич на лужайке, где гости недавно хоровод водили, маленькую вилу-волшебницу в белом платье с золотым шитьем. Свищет, заливается певчая птица на ветке, и под ее песни маленькая вила танцует.
Королевич нагнулся, протянул руку, и вила ему на ладонь ступила.
– Почему же ты на мой праздник не пришла?
– Меня не пригласили, а сама не осмелилась, – ответила вила. – Да и что мне делать, такой маленькой, на большом празднике? Меня в траве никто бы и не заметил.
– Зато я теперь тебя заметил, – сказал королевич и погладил ее длинные волосы кончиком мизинца.
Даже при лунном свете было видно, как вспыхнули румянцем нежные щечки вилы. Спрыгнула она с ладони королевича и бросилась бежать. Королевич хотел ее остановить, но она выскользнула из-под его пальцев и пропала. Только ее крошечная рукавичка и досталась королевичу.
Весь остаток ночи он вилу во сне видел, весь наступивший день лишь о ней думал. А как взошла луна, опять принесли его ноги на лужайку.
Вышла ему навстречу вила, улыбнулась ласково.
Королевич говорит:
– Я тебе твою рукавичку принес. Дай я сам ее на руку надену.
Протянула вила ему руку. Что за диво – не налезает рукавичка.
– Кажется, я чуточку выросла, – сказала вила. – Придется новые рукавички шить.
– Так подари мне эту на память, – попросил королевич. – Я ее у сердца носить буду.
– Бери, – шепнула вила и на глазах у королевича еще немножко подросла.
Так и повелось. Королевич день мается, вечера ждет. Ночью спешит на лужайку. Смотрит на свою вилу – не налюбуется, слушает ее речи – не наслушается.
А вила все растет да растет. Доросла до пояса королевичу, потом до плеча. Уже королевич с ней рука об руку по саду гуляет.
На седьмую ночь вила сказала:
– Луна на убыль пошла. Теперь, пока новый месяц на небе не народится, не увидимся мы с тобой.
– Милая моя, – отвечает королевич, – не могу я с тобой расстаться. Изойду тоской, разорвется мое сердце. Хочу, чтобы ты всегда была со мной не тайной подругой при луне, а женой перед всем светом.
– А так ли ты меня любишь, как говоришь? Если стану твоей женой, хватит ли твоей любви, чтоб во всю жизнь мне верным остаться, на другую не взглянуть, той, другой, не улыбнуться?
Не одну клятву, а без числа клятв дал королевич. И тогда вила согласилась выйти за него замуж. Проговорили они до утра, а... утром пошли вместе во дворец, рассказали все королю и королеве, и те дали им свое благословение.
Скоро сыграли пышную свадьбу, и все гости дивились на невиданную красу невесты.
Семь лет прожил королевич со своей женой-вилой в счастье и согласии. Только на нее он глядел, только ей улыбался. Ни спору, ни размолвки меж ними не бывало.
А через семь лет умер старый король. И на печальных его похоронах вот что случилось. Стоят все вокруг гроба, хор погребальные песни поет, мужчины молча слезу утирают, женщины в голос плачут. Лишь одна красавица с рыжими волосами не плачет, не причитает. Смотрит в упор на королевича черными, как ночь, глазами, с его лица взора не сводит.
Любил и чтил королевич короля, своего отца, и горько было у него на душе, а все же заметил он красавицу. Сам на нее нет-нет да взглянет.
Вот стали расходиться с похорон. Рыжеволосая красавица, будто невзначай, прошла мимо королевича и улыбнулась ему. И королевич в ответ ей улыбнулся.
Тут вскрикнула жена его вила, что рядом шла. Вскрикнула и споткнулась.
– Что с тобой? – королевич спрашивает.
– Платье мне длинно сделалось, – отвечает вила, – запуталась я в нем.
Не приметил королевич, что жена его меньше ростом стала. Не на нее глаза его смотрели.
Вила ни слова не говорит, упрека ее уста не вымолвят, только отпустила она мужнину руку, все меньше и меньше становится.
А как вступили в дворцовый сад и дошли до той лужайки, где когда-то королевич ей в верности клялся, исчезла вила. То ли в густой траве затерялась, то ли убежала, то ли под корнями, дерева спряталась.
А королевич ее и искать не стал.
– Что ж, – сказал, – одну потерял, зато другую нашел.
Сделался он королем и женился на той рыжеволосой. Только счастлив с ней не был.
Улыбались ее румяные уста все реже и реже, глаза, темные, как ненастная ночь, неласково глядели. Думала она не о муже, а об утехах да нарядах. И тут угодить ей никто не мог: то ей не так и это не этак! И королевство ей тесно, и камни в короне малы, и платье не пышно, и поклоны придворных не низки!..
Вот однажды возвращался с войны через их королевство соседний могущественный царь. Возвращался он с победой, везли в его обозах богатую добычу – золото, меха, гнали табуны коней и стада тучного скота. Остановилось войско на ночевку, и задал царь превеликий пир. На том пиру королева только с соседним царем и танцевала, только ему и улыбалась.
А когда утром отправился царь со своим войском восвояси, пустилась с ним в путь и рыжеволосая красавица. Бросила своего мужа, с тем царем уехала.
Остался наш король один и затосковал. Но не по злой королеве он тоскует, а по своей первой любви, маленькой виле, кроткой да ласковой. Вспоминает ее тихий голос, нежные руки, простые песенки. Каждую лунную ночь ходит на лужайку, плачет и зовет ее. Повторяет старые клятвы, обещает любовь и верность. Но не откликается маленькая вила. Порушенное слово второй раз силы не имеет.
Состарился король раньше времени, голова поседела, морщинами лицо покрылось, а все ищет, все ждет свою маленькую вилу.
Только маленькая вила так и не вернулась. Никогда ее больше никто не видел.


Зараз ви читаєте: Маленькая вила