Левый глаз хана

Некогда на краю кочевьев одного хана жил старик. У него было три дочери; младшая, по имени Кооку, отличалась не только красотою, но и мудростью.

Однажды старик вздумал гнать на ханский базар для продажи скот и попросил, чтобы каждая дочь сказала откровенно, какой подарок привезти ей. Две старшие просили отца купить им разные наряды, а мудрая и прекрасная Кооку отказалась от подарка, говоря, что тот подарок, который желателен ей, трудно достать и опасно. Но отец, любя ее более других дочерей, поклялся, что он непременно удовлетворит ее желание,

хотя бы это стоило ему жизни.

– Если так,- ответила Кооку,- то прошу вас исполнить следующее: распродав весь скот, оставьте одного кургузого бычка и не отдавайте его никому ни за какие деньги, а просите за него левый ханский глаз.

И тут старик понял весь ужас своего положения. Он хотел было отказать ей, но, вспомнив свою клятву и полагаясь на мудрость дочери, все же решился исполнить ее желание.

Приехав на базар, старик распродал весь свой скот, а за оставшегося кургузого бычка стал просить левый глаз хана.

Слух о таком странном и дерзком требовании старика скоро дошел до ханских приспешников. Они связали старика и привели к хану. Старик, упав к ногам хана, признался, что требовать левый глаз научила младшая дочь, а для чего – неизвестно.

Хан, предполагая, что в таком необыкновенномтребовании непременно кроется какая-нибудь тайна, отпустил старика с условием, что он немедленно пока жет ему свою дочь. Кооку явилась.

Хан строго спросил ее, для чего она научила отца требовать левый ханский глаз.

– Для того,- отвечала Кооку,- чтобы вы, хан, услышав столь странное требование, пожелали увидеть меня из любопытства.

– А какую ты имеешь нужду видеть меня?

– Я хотела сказать одну важную и полезную как для вас, так и для вашего народа истину,- ответила девушка.

– Какую именно?

– Хан,- ответила Кооку,- из двух вами судимых обыкновенно знатный и богатый стоит по правую сторону, а бедный – по левую. При этом, как я слышу в уединении моем, вы оправдываете знатных и богатых. Вот почему я уговорила батюшку просить левый глаз ваш, ибо он у вас лишний: вы не видите им бедных и беззащитных.

Хан был очень раздражен таким ответом, тотчас же поручил своим приспешникам судить Кооку за ее дерзость.

Суд начался. Избранный в председатели старший лама предложил испытать – от злобы или мудрости она решилась на столь неслыханный поступок. И вот судьи прежде всего показали Кооку дерево, обтесанное ровно со всех сторон, и приказали, чтобы она узнала, где вершина и где корень его. Кооку бросила дерево в воду: корень потонул, а вершина всплыла наверх.

Так Кооку разрешила первую задачу.

Затем суд прислал к ней двух змей, чтобы узнать, которая из них женского и которая мужского пола.

Мудрая Кооку положила обеих змей на вату и, заметив, что одна из них свернулась клубком, а другая поползла, признала в последней мужской, а в первой – женский пол.

Но недовольный хан решил смутить Кооку еще более трудными вопросами и тем доказать, что она не должна быть признана мудрой. Призвав Кооку, хан спросил ее:

– Если пошлют в лес девиц собирать яблоки, то которая из них и каким способом наберет их больше?

– Та,- ответила Кооку,- которая не полезет на яблоню, а останется на земле подбирать яблоки, падающие на землю от зрелости и трясения сучьев.

– А приехав к топкому болоту,- спросил хан,- как удобнее через него переправиться?

– Прямо переехать, а объехать кругом будет ближе,- ответила Кооку. Хан, видя, что девица на все вопросы отвечает мудро и без замешательства, очень досадовал и после долгого размышления задал ей еще следующие вопросы:

– Скажи мне, какое верное средство стать известным многим?

– Оказывать помощь многим и неизвестным.

– Кто именно мудр?

– Тот, кто сам себя не считает таким.

Хан был изумлен мудростью прекрасной Кооку, но все же, злобствуя на нее за упрек в неправосудии его, желал погубить ее.

Несколько дней он выдумывал вернейшее к тому средство.

Наконец призвал Кооку и предложил ей, чтобы она узнала настоящую цену его сокровищ. После этого хан обещал объявить, что она о его неправосудии говорила действительно не из злобы, а как мудрая женщина, желая предостеречь его.

Девица согласилась охотно и на это, но с тем, чтобы хан дал слово быть четверо суток в ее послушании, Кооку потребовала, чтобы он не ел четверо суток.

В последний день девица поставила перед ханом блюдо с мясом и сказала:

– Хан, признайтесь, что все ваши сокровища не стоят одного куска мяса. Хан, убежденный в истине слов ее, признался, что она отгадала цену его сокровищ, объявил ее мудрою и выдал замуж за своего сына.



Левый глаз хана