Кованый сундук

Давным-давно это случилось. Верно, лет триста тому назад. Может, побольше, может, поменьше. Ехал лесом богач, торопился дотемна в Прагу попасть. А откуда ехал, неизвестно. Мало ли у богачей дел. Мы ведь с вами не богачи, нам и любопытствовать ни к чему.
Доехал до развилки, велел кучеру остановить лошадей. Дорогу знают плохо, а спросить не у кого. Кучер говорит: вправо надо сворачивать. Богач говорит – влево. Ну и свернули, куда хозяин сказал.
Едут, едут, а уже темнеет. Из-под елей сумрак ползет, укрыл все тропки и дороги. Заблудились они, словом.
И вдруг невдалеке меж деревьев синий огонек мелькнул. Стали кони, храпят, фыркают, ушами прядут. А синий огонек все разгорается, красным сделался, потом желтым. Такое сияние пошло, что глазам больно. Кони дышло выворачивают, на дыбы поднимаются. Кучер говорит:
– Не сдержать мне коней!
Богач отвечает:
– Завяжи им глаза. Сам зажмурься. А я пойду посмотрю, что там такое.
Идет, за кустами, за стволами хоронится. Наконец вышел на полянку.
И что же он увидел?! На той полянке большой камень стоит. У камня – хочешь верь, хочешь не верь! – сундук с откинутой крышкой. Рядом с сундуком куча золота. От нее на пол-леса сияние разливается. Два карлика с мохнатыми бровями, с седыми бородами золотые монеты считают и кидают в сундук.
Много золота богач имел, а такое богатство только во сне могло присниться.
Богач дыхание затаил. Со звоном падают монеты на дно сундука, а для него тот звон слаще музыки.
Не вытерпел богач, воскликнул:
– Кому же это столько золота?
Карлики вздрогнули. Разом померк золотой блеск, будто растаяла груда монет. А один карлик вскочил в сундук, захлопнул за собой крышку и вместе с сундуком сквозь землю провалился. Только и успел крикнуть:
– Не тебе это золото!
А второй карлик поймал светлячка и стал кругом землю осматривать. Светлячком водит, словно фонариком.
И вот упал лучик на три монеты, что в сторону откатились.
Богач подскочил к ним и руку протянул, чтоб их схватить. Но карлик ударил его по руке:
– Сказано, не тебе золото!
– А кому же?
– Наследнику!
– Кто же такое наследство оставляет?
– Тот, кто нашел, да не увидел.
Ничего богач не понял, дальше выпытывает:
– А наследник кто?
– Муж твоей дочери.
– Какой муж? Ведь она еще маленькая.
– Маленькие вырастают, – сказал карлик.
– Назови хоть имя жениха, – просит богач.
Карлик головой покачал:
– Не смею!
– Ну хоть приметы скажи! Вдруг ошибусь, не за того дочку выдам.
В ответ карлик только плечами пожал. А богач все торгуется:
– Так отдай мне хоть эти три монеты, что на земле валяются.
– Что ты! Что ты! – замахал руками карлик. – Никак нельзя. Разве вот что… Могу обменяться. Ты мне своих три дуката дашь, а я тебе отдам эти.
Так и сделали.
Пока богач с земли монеты подбирал, исчез и второй карлик.
Вернулся богач к своей коляске. Лошади успокоились, можно бы и дальше ехать. А богач велит до утра ждать. Хочет место вызнать и дорогу запомнить.
Наконец рассвело. Богач осмотрелся кругом, чтобы каждый камешек, каждое деревцо в памяти сберечь. Только тогда они в обратный путь пустились.
Скоро выбрались на широкую дорогу и к полудню в Прагу прибыли.
Идет время, день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем… Богач все покоя не знает: невтерпеж ему выведать, кому клад достанется. Вот и надумал. Взял одну из трех заветных монет и ранним утром выбросил из окна на мостовую. Сел у окошка, ждет.
Удивительное дело! Шумная улица под окном, ездят и ходят люди, и хоть бы кто-нибудь золотой под ногами увидел.
Целый день прошел, скоро вечер наступит. Богач уже собрался идти на улицу, свой дукат подобрать. Но тут, откуда ни возьмись, прибежал оборванный мальчишка, схватил монету и удрал. Богач и охнуть не успел.
– Ну, первый раз не в счет! – сказал он себе. – Жалко дуката, да ведь иначе не узнаешь.
На следующее утро вторую монету бросил.
И снова весь день дукат на улице пролежал, а к вечеру прибежал тот же мальчишка – да прямо к монете. Сунул ее себе в карман и был таков.
– Неужели я за такого голодранца дочь отдам? – горюет богач. – Попытаю судьбу в третий раз.
Теперь богач не у окна сел, а под воротами притаившись сторожил.
Только мальчишка показался, богач ему наперерез бросился. Мальчишка за монету, а богач его за руку.
– Стой! – говорит. – Откуда ты узнал про монеты?
Мальчишка отвечает:
– От карлика. Третью ночь во сне ко мне карлик приходит, велит монеты подобрать. Я думал, они ничьи, но, если они ваши, я вам два дуката сразу отдам, а третий потом, когда заработаю. Я на него матери лекарство купил.
“Значит, и правда, он наследник!”-подумал богач и сказал:
– Ну, идем в дом.
Велел слугам еды подать. Мальчишка за обе щеки уплетает, а богач его расспрашивает: что, как и откуда? И вот что мальчишка рассказал.
Жили они раньше хоть и не богато, а в достатке. Был у отца редкий дар да три заветных палочки-развилки – ореховая, березовая и дубовая. Умел он угадывать, где под землей вода струится, где руда прячется. Тем на жизнь и зарабатывал. Возьмет палочку-развилку и ходит. Наклонится ветка к земле, тут и надо колодец рыть. И на руду ветки указывали. Только рано отец болеть стал, начал слепнуть. Уже полуслепой, заблудился как-то в лесу, еле назад выбрался. С той поры слег и больше не поднялся. А перед смертью все про какой-то клад говорил. Верно, в беспамятстве…
Слушает богач, и дух у него замирает: он это, точно он, жених дочкин! И дальше слушает.
Умер отец, когда мальчику было семь лет. С тех пор обнищали они совсем. Мать по людям белье стирала, пока не заболела. Тогда мальчик пошел в ученики к кузнецу. Так подмастерьем и работает.
“Ну, – решил богач, – моей дочери кузнец не нужен”.
Пошел богач к бедной вдове. Так с ней уговорился: он ей помогать будет, а мальчика к себе возьмет, купеческому делу обучит.
Горько матери с сыном расставаться, но подумала она и согласилась. В материнском сердце больше заботы о сыновьем счастье, чем о своем.
Смышленым мальчишка оказался. Всякое разумное слово на лету ловил. И в торговле и в науке все превзошел. Скоро стал богачу первым помощником.
Вот уже пять лет прошло. Расцвела дочка богача, словно цветок в саду. Семнадцать лет ей исполнилось. И мальчику вот-вот двадцать лет сравняется.
“Пора, – думает богач, – свадьбу играть!”
Зачем дело откладывать? Как решил, так и сделал. Сыграли свадьбу.
На следующий же день приказал богач запрягать лошадей и повез молодого зятя в тот лес, на ту самую поляну.
Приехали под вечер. Кучеру велели подальше отъехать, сели у корней дуба, ждут. Старик богач знает, чего ждет, а молодой зять ведать не ведает, дивится стариковской причуде.
Темна полянка, тихо кругом, ни звука, ни шороха. Луна из-за туч выглянула, потом опять спряталась. Вот уже и рассвет близко. Птицы в кустах завозились, роса на траву пала. Перемерзли оба, промокли.
“Неужто обманули проклятые карлики?!”
Смотрит богач, уже и солнце встает. Ждать больше нечего! Сел вместе с зятем в коляску, и поехали они назад в Прагу.
С той ночи будто подменили богача. На всех злится, все ему не так. А больше всех зятю достается. Совсем ему жизни не стало. С утра до вечера одни попреки слышит. И до того дошло, что придрался богач к какому-то пустяку и выгнал зятя из дому. Да еще крикнул вслед:
– Чтобы и ноги твоей на моем пороге не было, нищенское отродье!
Тут дочь отцу сказала:
– Ты моего мужа выгнал, и я за ним пойду, как нитка за иголкой. Хороший или плохой, бедный или богатый, но он мой муж любимый. Обещалась я делить с ним горе и радость и свое слово сдержу.
Как ни просил богач, ушла дочка из дому, не бросила мужа. Остался богач со своим богатством один-одинешенек.
Молодые поселились в ветхой лачуге на окраине города. В старом сарае поставил муж горн да наковальню, стал тем ремеслом на хлеб зарабатывать, которому раньше обучался. Жили в нужде, да в радости, в заботах, да в согласии. И старушку, мать мужа, к себе взяли.
Вот стоит как-то кузнец на пороге своей кузницы, ждет, поглядывает, не приведет ли кто лошадь подковать.
Вдруг подъезжает телега, на телеге сундук кованый, на сундуке сидит старичок. Сам маленький, а борода длинная.
Слез старичок, снял сундук с телеги и, ни слова не говоря, в кузницу внес.
Кузнец смотрит, что дальше будет. А старичок говорит:
– Вот, мастер, покажи свое уменье. Открой этот сундук. Ключ от него потерян, а замок с секретом. Откроешь – не пожалеешь! Я пока в город съезжу, у меня там дела.
– Сам-то ты откуда? – спрашивает кузнец.
– Из селения Круглая Поляна, с улицы Еловой.
– Не знаю я такого селения, – сказал кузнец.
– А тебе до срока и знать не надо, – отвечает старичок.
Сел на телегу и уехал.
Хотел кузнец сундук повернуть передом к свету, чтобы разглядеть замок получше, да куда там – его и с места не стронуть.
– Как же это старичок такую тяжесть, будто пуховую подушку, поднимал?! – удивился кузнец.
Только взялся за крышку, она сама откинулась. А в сундуке-то, в сундуке… Полно золотых монет, и такой от них блеск, что в кузнице светло стало. Кузнец даже испугался. Захлопнул скорей крышку и принялся ждать, пока старичок вернется.
Прождал до вечера – нет старичка. Неделю прождал, месяц – ни слуху, ни духу.
“Надо самому старичка искать! – думает кузнец. – Он, верно, и не знал, какое в сундуке богатство лежит”.
Выпросил у соседа лошадь с телегой и отправился искать Еловую улицу в селении Круглая Поляна. У кого ни спросит, никто про такую улицу не знает, про такое селение не слыхивал.
Все села в окрестностях понапрасну объездил, ни одного хутора не миновал – не нашел улицы Еловой и селения Круглая Поляна не нашел.
Делать нечего.
Повернул обратно.
Едет лесом. Уже и ночь наступает. Доехал до развилки, надо на Прагу вправо сворачивать. А лошадь влево берет, вожжей не слушает. Кузнец ее уговаривает, а она как повернула, так и тащит телегу по левой дороге.
Уже и дорога кончилась, ели лохматыми лапами за колеса хватаются.
Вдруг встала лошадь, а меж деревьев два огонька замерцали. Слез кузнец с телеги, раз-два шагнул и вышел на круглую поляну.
Посреди поляны лежит большой камень, а у камня стоят два старичка и фонариками-светлячками ему машут, путь к себе указывают.
Присмотрелся кузнец к одному карлику – это тот старичок, что к нему с сундуком приезжал, только вроде бы поменьше ростом. Глянул на второго, подумал: нет, этот старичок сундук привозил. Похожи они, словно две хвоинки на одной елке, словно братья-близнецы.
Заулыбались карлики, разом сказали:
– Милости просим на нашу Еловую улицу, в селение Круглая Поляна. Знаем, зачем ты ездил, кого искал. Ничего не спрашивай, садись-ка у камня и нас послушай.
Сел кузнец. Один карлик начал рассказывать:
– Давным-давно, так давно, что в людской памяти и следа не осталось, царствовал в здешних местах король. Всю свою жизнь обирал он подданных да копил богатства. И к старости собрал несметные сокровища. Богатства есть, а оставить некому. Сестер братьев судьба не дала, и детками он не обзавелся. “Так пускай же никому мои сокровища не достанутся!” – решил король. Сложил все драгоценные камни, золото да серебро в сундуки и велел верным слугам закопать их в разных местах. А чтоб никто не узнал, где клады спрятаны, отрубил слугам головы. Так отблагодарил их за то, что царскую службу верно несли. От людей укрыл, да от нас, карликов, не спрятал. Ведь нам подвластны все руды, все металлы, что под землей лежат.
Замолчал карлик. Второй заговорил:
– И так наш карликовый народ меж собой договорился: пусть лежат клады до поры до времени. Найдет хороший человек – отдадим. Плохой отыщет – не взять ему клада. Заморочим голову, в глаза тумана напустим, вокруг заветного места обведем – с чем пришел, с тем и назад уйдет. Твой отец добрый был человек…
И по ремеслу был он нам братом, – перебил первый карлик. – Столько наших тайн знал, что мы от него не скрывались.
И вот однажды беда у нас случилась. Пропал родник, из которого мы воду брали. То ли пересох, то ли завалило его. Совсем худо нам пришлось – ведь нет у нас власти над водой. Ни над стоячей, ни над бегучей, ни над той, что с неба падает. Тут и помог нам твой отец. Взял ореховую палочку-развилку, походил кругом пересохшего родника, отыскал нам воду и на землю вывел. А за это открыли мы ему круглую поляну, где ты сидишь, и сундук с золотом отдали. Слепой да хворый был к той поре твой отец, не пришлось ему кладом попользоваться. Сам знаешь, еле он домой добрел и скоро умер. И поклялись мы отдать сокровище его сыну, когда подрастет. Давно бы ты отцово наследство получил, если б не богач, твой тесть. Он бы то золото во зло обратил. А ты владей им себе на пользу, людям на радость.
– Спасибо вам, – сказал молодой кузнец. – Все, что велите, исполню. Сам нужду испытал, не загоржусь, помогу, кому надо.
Попрощался с карликами, сел на лошадь и к утру в Прагу приехал.
Прожил он с женой долгую жизнь. Много добра сделал. Оставил по себе добрую память, рассказывают и пересказывают о нем люди. И мы услышали и вам поведали.



Зараз ви читаєте: Кованый сундук