Корову украли

Поп приходит к дьякону и говорит: «Ты согласишься идти со мной? У одного крестьянина есть хорошая корова».- «Ну дак давай ее, батюшка, уведем. А где он живет?» — «Да вот от проулка второй дом».- «А как мы ее поведем?» — «А у меня на этот случай есть веревка» — это поп говорит.

Ну, пошли, поймали. Дьякон сперва-то ее потянул, поп подгонял. Сила не взяла, плохо. Батюшка говорит: «Дайка я ее поведу». Батюшка-то взял (здоровый был!), ну и потащил ее. Дьякон подгонял. «Куды, батюшка, поведем-то! В лес ли, куды ли?» — «Э-э,

кто на нас подумает, что мы корову украли? Да ко мне на дом поведем!»

Ну и привели. У батюшки ее закололи. Ну, и теперича дьякон спрашивает: «Батюшка, делить будем?» — «Давай сейчас пойдем разделим».

Мясо разделили они пополам безо всякого спору. Теперь стали делить кожу. Дьякон говорит: «Давай разрежем, батюшка, пополам».- «Да что ты выдумал? Кожу кто пополам режет?» — «Дак давай я один тожно возьму-ка». А батюшка говорит: «Э-э, ты возьмешь! Я, по крайней мере, попом на селе работаю. Я возьму-ка!» Дьякон говорит: «Я возьму-ка!»

Потом схватил дьякон-то ее. Батюшка ему не давать. Батюшка к себе тянет, дьякон к себе. У дьякона силы не хватило. Поп все же отнял кожу, вырвал.

А дьякон тожно пошел и хозяину доказал, что «мы с батюшкой у тебя корову украли». Ну, а хозяин подал на них в суд.- Поп услыхал, что хозяин в суд подал, призвал к себе дьякона, угостил его тут: «Что ж ты,- говорит,- сукин сын, доказал, что корову убили с тобой?» — «А теперь что же делать? Теперь судить будут нас с тобой».-

«А нас судить не будут, если за кожу мне уплотишь да сверх кожи добавишь еще. Я оправдаю на суде. Тебе на суде ничо не дадут и мне».- «А как же ты оправдаешь?» — «А оправдаю. Ты сиди да молчи на суде только».- «Чо же это будет стоить, если ты оправдаешь?» — «Триста рублей».- «А можа, лучше кожу пополам разделим?» А дьякон говорит: «А она мне больше не нужна». Видит, что батюшку прет.

Но теперь их вызвали на суд. Спрашивают у дьякона: «Как вы корову украли? Расскажи».- «А как? Взял батюшка веревку свою, пришли, привязали эту корову. Сперва я потянул, батюшка подгонял. У меня сил не хватило. Батюшка взялся за веревку, тянул, я подгонял. Ну, батюшка-то ее утянул. Я спросил: «Куды, батюшка, поведем ее: в лес или куда ли колоть?» А батюшка: «Ко мне поведем. Кто на нас подумает?» Ну, закололи, наварили мяса, наелись. У батюшки была выпивка, выпили». А батюшка сидит на суде ни живой ни мертвый. Думает: «Чо же он все, как было, рассказывает?»

Дьякон рассказывает: «Пошли, разделили мясо с ним пополам. Но давай теперь делить кожу. Я говорю, давай ее пополам разрежем, а батюшка не согласился, говорит: «Кожу портить — пополам резать». Ну и тягались, тягались, батюшка вырвал кожу, осилил меня, здоровей меня. У меня руки сорвались, а я близко сидел около стены и об стену головой ударился и… проснулся».

Судьи спрашивают: «Ты во сне, что ли, видел?» — «Ну а как же? Чо мы, заправда, что ль, с батюшкой коров воровать будем?»

Суд и тут судить их не стал.



Корову украли