Кэлбэсам и хунь

Кэлбэсам и хунь жили. Зимой дело было. Вот пошли они вместе. Шли, шли, отдохнуть сели. Стали искать в голове друг у друга. Сначала хунь искала у кэлбэсам, потом кэлбэсам стала у хунь искать. Она хунь в ухо иглу засунула, та упала — умерла. Кэлбэсам лыжи хунь взяла, убежала. Хунь лежит. Птицы увидели; прилетят, посвистят, назад улетят. Воды принесли в клювах, голову хунь смочили, она ожила. Видит — лыж нет, одни голички кэлбэсам лежат. След ее в лес ведет. Птицы ей рассказали, что кэлбэсам убить ее хотела. Хунь, делать нечего, голички надела, гонять*

кэлбэсам стала. Гоняет, гоняет, говорит:

— Пусть одна моя лыжа кэлбэсам вперед потянет, другая — назад, а мой посох пусть прямо по голове ее стукнет!

Так и стало. Кэлбэсам бежит, одна лыжа ее вперед тянет, другая назад, посох по голове стукнул. Упала она, встать не может. Тут хунь ее и догнала. Кэлбэсам говорит:

— Возьми свои лыжи, прости меня.

Хунь простила. Дальше вместе пошли. Идут, идут, слышат — топор стучит. Хунь говорит:

— Кто-то дерево рубит! Кэлбэсам не верит:

— Это сыч дерево долбит.

Пошли они на стук, а там два брата, сыновья старика, дерево на лыжи раскалывают. Один брат старший, другой — младший. Хунь про себя говорит: «Хоть бы у одного из парней доска раскололась».

Один из братьев потесал немного, доска раскололась. Старший говорит:

— Женщины, вы куда-то идете, у вас, наверное, шило с собой есть? Дайте нам — нужно доску скрепить.

Кэлбэсам говорит:

— У меня есть!

Сама ребро ерша — это ее шило — отдала. Старший стал работать, кость сломалась. Хунь свое шило достала, настоящее. Кэлбэсам схватила его:

— Ты зачем мое шило украла?

Старший брат решил, что хунь — плохая баба. Доску скрепил, домой пошел. Кэлбэсам себе в жены взял. Младший брат хунь привел домой, с ней живет. Лыжи братья закончили, камусом оклеивать пора. Клея нет! Старший брат говорит:

— Чем клеить будем? Кэлбэсам говорит:

— Кынь, сейчас принесу!

Пошла в лес, лиственничной смолы принесла. Это ее клей. Старший брат этим клеем камус приклеил. У хунь рыбий клей был2. Младший брат им приклеил камус к своим лыжам. Вот живут. Весной охотиться на дикого стали. От воды у старшего брата лыжи все расклеились, у младшего камус на лыжах хорошо держится. Тут старший брат спрашивает жену:

— Ты чем лыжи клеила?

Кэлбэсам сказала, что лиственничной смолой. Он думает: «Что за баба у меня нескладная!»Перезимовали, лето настало. Хунь вздумала за братом сходить. Он в берлоге у медведей жил. Сам уж в медвежонка превратился; брат

У него есть там. Медведи воспитывают их. Погостевала хунь у братьев, домой их принесла. Лабаз им сделали; вот живут.

Кэлбэсам тоже решила за своими братьями сходить. Ее братья — окунь и щука. Пошла на берег, братьев взяла, в чуман положила, воды налила. Старик ее ночью пить захотел, взял чуман, воду пить стал, братьев проглотил. Медвежата у хунь жили, потом она их снова в лес отпустила. Летом женщины сидят, постели* скоблят. Видят — туча поднимается. Хунь в чум ушла, говорит:

— Уберите кэлбэсам с улицы! Та сидит. Гром ударил, убил ее.



Кэлбэсам и хунь