Как Алдар-Косе попал в услужение к Алаша-хану

– Уж если падать, так падать с верблюда, – сказал Алдар-Косе и отправился в становище хана.

Был тогда ханом над степью Алаша-хан, властитель лукавый и своевольный. Никто никогда не знал, что взбредет ему в голову, чем обернется его милость, к чему приведет его гнев.

Когда хан со свитой проезжал по степи, люди разбегались и прятались кто куда. Считалось несчастьем попасться ему на глаза. Но от ханских законов куда спрячешься? Недаром сложилась пословица: “Палка хана до края степи достанет”.

Отдал хан повеление: “Все, у кого есть хоть одна овца, должны внести до зимы в ханскую казну по золотому. Ослушники будут обращены в рабство”.

Заволновалась степь. Зароптал народ. Где взять голодному и убогому золотой, когда он сроду и стертой теньги в руках не держал?

Призадумался Алдар-Косе:

“Много надо золота, чтобы вызволить из горя бедняков! У кого столько денег? У одного лишь хана. Схожу-ка я да потолкую с ним. Не удастся ли призанять у него мешок-другой золотых? Будь что будет, – “челнок смельчака не тонет”…

Стояла весна. Степь горела маками и тюльпанами. Весело было идти Алдару.

Ханское становище раскинулось под холмом у озера. Полукругом встали белоснежные красавицы юрты, но одна – посредине была больше и наряднее всех. У входа ее – стража, над куполом возносится копье с бунчуком. Это юрта хана.

Алдар-Косе не решился сразу подойти к юрте, а стал, насвистывая, прогуливаться поодаль – вперед-назад.

Налетели ханские телохранители:

– Что гоняешь ветер? Кто такой? Зачем пришел?

– Я Алдар-Косе. Хочу открыть хану одну важную тайну.

Привели его к хану.

– Так вот ты какой, безбородый плут! – сказал Алаша-хан. – Много я слышал о твоих проделках, много известных и достойных людей жаловалось мне на тебя. С чем явился?

– Тахсыр, – бухнулся на колени Алдар, – не верьте досужим россказням. Кто угодит людям? Скажешь слово – назовут болтуном, промолчишь – назовут дураком. Вы сами убедитесь в моем усердии и бескорыстии, позвольте только высказать, что у меня на уме.

Хан кивнул головой: говори, мол, послушаем.

– Тахсыр, – с жаром продолжал Алдар-Косе, – я не считал вашей казны, но уверен, что ее и невозможно сосчитать. Однако нет на свете правителя, которому помешала бы лишняя мера золота. Так вот, я знаю способ, как умножить ваше богатство. Сейчас весна – пора сева. Дайте мне батман денег, я посею их на своем поле, а осенью соберу и привезу вам весь урожай. Известно мне, что в погожее лето от одной монеты можно получить тысячу.

– А если деньги пропадут? – сурово спросил хан.

Алдар покорно развел руками.

– В вашей власти, повелитель мой, лишить меня жизни за обман.

Визири, присутствовавшие при разговоре, перестали дышать в ожидании ответа хана. Но хан молчал и только пристально смотрел на Алдакена, будто хотел раскрошить его своим взглядом на мелкие кусочки. Наконец он раскрыл рот:

– Насыпьте ему батман золота! Пусть сеет. – И, видя изумление визирей, прибавил с зловещей усмешкой: – Он от нас нигде не скроется.

Приказание хана было тотчас исполнено, и Алдар-Косе, веселый-развеселый, зашагал с мешком за плечами домой. А следом за ним, таясь в ковыле и по оврагам, крались ханские лазутчики, чтобы подсмотреть, что же он станет делать с золотом.

Через некоторое время лазутчики вернулись и донесли хану: придя домой, безбородый запряг пару волов и выехал на пашню, вспахал клок земли и стал что-то раскидывать по ней, приговаривая: “Родись от одной тысяча! Родись от одной тысяча!” Затем он поставил возле пашни шалаш и уселся в нем сторожить посев от птиц, так что проведать, золото он сеял или что другое, не удалось…

Настала осень. Тронулись с озер гуси к югу, высохла трава на джайляу, потянулись кочевья на зимовки. А об Алдаре все ни слуха ни духа.

Шлет Алаша-хан за ним отряд воинов:

– Притащите ко мне обманщика! Пришло время ему ответить за все свои плутни.

Гикая и обгоняя друг друга, понеслись воины в степь, но скоро ни с чем возвратились обратно.

– Тахсыр, – доложили они, – ворвавшись в юрту Алдара-Косе, мы не увидели в ней хозяина. У потухшего очага сидела только миловидная девушка, которая назвалась сестрой Алдара. Она горько плакала. “Где твой брат?” – спросили мы. “Его нет дома, а может, уже нет и на свете…” – ответила девушка, заламывая руки. У каждого зашлось бы сердце при виде такого горя! “Что же случилось?” – продолжали мы расспросы. И она сказала: “В этом году с весны не было у нас дождей. Ханское золото, что посеял мой несчастный брат, не дало всходов. И вот он в страхе перед гневом хана ушел добывать деньги, чтобы сполна вернуть хану долг. Если не удастся ему рассчитаться с ханом, Алдакен наложит на себя руки…” Вот все, что нам удалось узнать. Что повелите делать дальше, господин?

Хан поразмыслил и сказал:

– Мне думается, что сестра Алдара-Косе заодно со своим братцем. Напрасно вы поверили слезам этой притворщицы. Доставьте-ка ее ко мне вместо брата, – пусть будет за него заложницей.

Но когда девушку привезли, она так понравилась всем лицом и обхождением, слезы ее показались такими искренними, что и сам хан растрогался. Он отвел ей особую юрту, послал туда угощения, лакомства и подарки.

Как раз в это время молодой султан стал сватать одну из дочерей хана. Хану никак не хотелось родниться с этим человеком, и ему пришла мысль выдать за него замуж сестру Алдара-Косе. Не откладывая дела, надели на голову невесте высокий саукале, обрядили ее в дорогие свадебные одежды, спели “Жар-жар”, посадили на коня и повезли к новой родне.

– Дорогой мой, – спросила по пути невеста султана, – чем наполнены ваши дорожные мешки?

– Это золото, которое дал мне в приданое за тобой хан.

Остановились в пути на ночлег. Раскинули для молодых шатер. Султан наелся, напился и уснул мертвым сном. А невеста стащила с него халат и шапку, быстро переоделась во все мужское и превратилась вдруг в… Алдара-Косе. Потому что с самого начала это был он, проказник Алдакен!

Взнуздал Алдар-Косе коня султана, прикрутил покрепче мешки с деньгами, вскочил, даже не коснувшись луки, в седло и скрылся в потемках.

С рассветом является он в ханское становище и прямо с коня – к хану:

– Тахсыр, прошу милости! Не я виноват, что ваше золото не дало урожая: засуха погубила посев. Хоть это и не большая для вас потеря, но мог ли я остаться в ваших глазах лгуном? Нет, честь дороже жизни. Что такое золото, спрошу я вас? Камень. Но такой камень нелегко добыть бедняку. Однако бог помог мне, и я имею теперь возможность вернуть вам полученные деньги. Отныне совесть моя бела перед вами, как парное молоко. Но как же, господин мой, оказывается, легко обидеть и унизить маленького человека в стране, где нет правды! Пока я отсутствовал, жилище мое подверглось нападению ваших слуг. Беззащитная моя сестра была похищена и насильно отдана в замужество на чужбину. И я, единственный брат бедняжки, ничего не знаю о ее судьбе. Какое насилие! Какое посрамление! – И Алдар-Косе разразился громкими рыданиями.

Смущенный хан стал его успокаивать:

– Не убивайся так, Алдар-Косе! Сестра твоя с хорошим приданым выдана за султана. Разве и султан, по-твоему, не пара ей? Грешно тебе жаловаться. А что до золота, то пусть будет так: возьми себе все, что привез, вместо калыма за сестру.

И только хан сказал это, как прискакал на взмыленном коне гонец от султана с известием, что невеста сбежала с дороги и что вместе с ней пропал аргамак жениха и золото.

– Ой, господин мой! – не давая хану опомниться, ударился Алдар о землю. – Ой, господин мой, свершилось злое дело! Не иначе, как султан убил мою сестру, а гонца подослал, чтобы как-нибудь прикрыть страшное преступление. Защити, владыка!

Сбитый с толку, Алаша-хан совсем потерялся. Наконец, он встал со своего места и поднял бесчувственного Алдара.

– Слушай слово хана, Алдар-Косе. Если твоя сестра не отыщется в течение трех дней, я заставлю султана выплатить тебе за нее такой кун, какого еще никто не получал. А сам ты пока оставайся у меня в услужении.

Нечего и говорить, что ни через три дня, ни через три месяца невеста не нашлась. Алдар-Косе получил кун и нежданно-негаданно попал в придворные к хану.

В скором времени ударили заморозки, и хан вспомнил о своем повелении. Целое войско сборщиков податей двинулось в степь от зимовки к зимовке взыскивать золото да вязать арканами должников.

Но до ханских воинов во всех зимовках уже успел побывать Алдар-Косе.

И произошло чудо: хан сполна получил дань! Ни один человек не попал в рабство, так как в самом нищем жилище был припасен золотой для уплаты хану.

Хан был доволен. Доволен был бедный народ. Доволен был и Алдакен.



Зараз ви читаєте: Как Алдар-Косе попал в услужение к Алаша-хану