Как Алдар-Косе научил бая возделывать ослов

Для безлошадного, говорят, и осел – скотина. А у многодетного бедняка Камала не было даже осла. Потому-то он и обрадовался так, будто выдал дочь за султана, когда после долгих просьб богатый родич согласился, наконец, дать ему трех ослов – отвезти в город дрова на продажу.

– За ослов отвечаешь головой, за милость отработаешь у меня три месяца, – сказал родич.

Нагрузил Камал на ослов саксауловые дрова, веселый-развеселый отправился в дорогу.

Долог путь до города. Бредет за ослами Камал, размышляет:

“Если дадут за дрова приличную цену, куплю овечку. У кого есть хоть одна овца, тот уже не нищий. Подоит жена овечку – накормит айраном ребят. А как объягнится овечка раз, и другой, и третий, появится у нас и жир в похлебке, и шерсть на кошму, чтобы залатать юрту… Со временем, глядишь, заведу жеребенка. Справедливы слова: “Не брезгуй жеребенком, на лето он будет коньком”. А конь – это крылья мужчины. Ведь пеший перед конным, что хворый перед здоровым. Сяду в седло – стану человеком. Вот когда заживет Камал!..”

Так размечтался бедняк, что позабыл обо всем на свете и не заметил впереди небольшое болотце. Ему бы объехать стороной топкое место, а он погнал ослов прямо.

Тут и случилась беда: провалились ослы в трясину – сначала по брюхо, а там и до вьюка. Кинулся Камал их спасать, да чуть было и сам не пропал: чудом выбрался из грязи. В горячке успел ухватить лишь дорожную суму-коржун. А к ослам уже и не подступиться: только три головы на вытянутых шеях покачиваются над болотцем.

Сколько ни метался Камал подле топи, сколько ни звал на помощь – все понапрасну: ни живой души вокруг…

А уже стало смеркаться. Упал бедняк ничком на землю и простонал:

– Ой-бой, хоть бы смерть моя явилась!

Только сказал – слышит над собой голос:

– Что тебе надобно, человек?

Похолодел Камал: что теперь будет? Приподнял голову, а перед ним всадник на статном коне.

Еле ворочая от страха языком, Камал пролепетал:

– Пожалей, смерть, неразумного Камала, не отбирай жизнь! Помоги мне лучше вытащить из болота ослов.

– Про каких ослов ты говоришь? Ну-ка, расскажи толком, что с тобой стряслось.

Рассказал Камал все, как было, и снова молит:

– Не губи меня, смерть, отпусти проститься с женой, с детками. Как вернусь домой, родич все равно за ослов свернет мне шею.

Расхохотался всадник.

– Ой, Камал, Камал! Да как же ты не узнал меня! Не смерть я, а Алдар-Косе. Вовремя, вижу, я подоспел. Не горюй, приятель. Утро подарит свет, свет озарит дорогу.

Стреножили коня. Улеглись. Заснули.

С зарей вскакивает на ноги Алдар, а Камал уже давно не спит: подперев щеки, печально глядит на болотце – с головой увязли за ночь ослы, только три пары ушей торчат из трясины.

Алдакен не любит ловить ртом жаворонков.

– Иди в степь, – приказывает он Камалу, – набери в свой коржун побольше заячьего помета и поскорее возвращайся обратно.

Через короткое время вернулся Камал с полным коржуном.

– Теперь, – говорит Алдар, – садись на моего коня и шажком поезжай домой. Да смотри, не потеряй коржун! Не проедешь и полдороги, как заячий помет в нем превратится в деньги. Не веришь? Если не сбудутся мои слова, владей моим конем. А если сбудутся, помни: ради такой удачи ты должен справить добрый той.

Ничего не понял Камал из слов Алдакена. Шутит он или говорит правду? Как может помет превратиться в деньги? Неужели Алдар-Косе колдун? Чего только не мелют о нем, а про такое еще слуха не было.

В растерянности и тревоге тронулся Камал в путь.

А Алдар примостился у самого болотца, где потонули ослы, и стал ждать. Всякий знает, уж если Алдакен ждет, значит, чего-нибудь да дождется.

В самом деле: еще не высохла роса, как послышался издали звон бубенцов, рев верблюдов, ржанье, мычанье, блеянье, людской говор и собачий лай, – движется по степи богатое кочевье. Впереди, оглядываясь на свои стада, гарцует на иноходце бай в шелковом халате.

Наехал на Алдара-Косе.

– Что сидишь среди степи, как дурак?

– Дурак тот, – Алдар в ответ, – кто смотрит, да не видит, а что и видит, о том не смыслит. Вот ты и посуди, бай, кто из нас двоих дурак. А если говорить по-хорошему, то сижу я здесь не зря – сторожу свой посев.

– Что ж ты посеял?

– Погляди на всходы, авось сам догадаешься. – И Алдар указал рукой на болотце.

Бай поглядел, наморщил лоб, протер глаза.

– Ослиные уши? Почему ослиные уши торчат из грязи?

– Эх, бай! Не про тебя ли сказано: “Лучше не иметь скота, чем не иметь ума”. Ослиные уши – это же и есть всходы того, что тут посеяно. Я, дорогой мой, как видишь, возделываю ослов. Вчера только посеял ослиные зерна, а сегодня вон уже какие вытянулись ростки!..

Бай недоверчиво покосился на Алдара, потом на болотце.

– Сорок лет живу на свете, – сказал он, – знаю, что оседлые люди сеют хлопок и пшеницу, просо и ячмень. Но чтобы можно было возделывать ослов… об этом слышу впервые.

– Не удивляйся, бай, все знать невозможно. Сказать – “все знаю”, все равно что сказать – “погибаю”. Я, признаться, сам ничего не ведал об ослиных зернах, пока не свел меня аллах с одним добрым человеком. Камалом его звать. Едет на родину из Багдада, везет с собой оттуда целый коржун чудесных зерен. С великим трудом и опасностями он их добыл. Встретились мы с Камалом вчера на этом месте, разговорились, и он показал мне свои семена. Странный у них, скажу тебе, вид: точь-в-точь заячьи шарики. Да ведь коня ценят не за масть, а за резвость. Выпросил я у Камала горсточку зерен и кинул их в грязь. Думал, пустое это дело, а смотри-ка, какие побеги за одну только ночь вымахали! Через неделю будет у меня табун ослов. Захочу – продам, захочу – себе оставлю. Об одном печалюсь: не было у меня денег купить весь коржун. Сто червонцев просил за него Камал. За бесценок отдавал. На сотню червонцев можно было бы нажить тысячу…

“Повезло безбородому, пусть бы его придушила албасты, – думает бай, – да не смог он ухватить свое счастье целиком. Мне бы повстречать Камала!”

И говорит:

– Алдакен, душа моя, захотелось и мне по твоему примеру возделывать ослов. Как бы разжиться ослиными зернами? Скажи, в какую сторону поехал Камал? И хорош ли у него конь?

– Конь у Камала не плох, да твой лучше, – отвечал Алдар-Косе. – Скачи прямо, к полудню настигнешь Камала. Передай ему мой салем и скажи, что я жив, здоров и, как обещал, непременно буду у него на тое. Благополучно тебе кочевать, бай!

Поднял бай коня на дыбы – и был таков.

Смеется ему вслед Алдакен:

– Чтоб за тобой так горе гналось, как ты, жадина, гонишься за заячьим пометом!

Ровно в полдень бай догнал верхового с коржуном.

– Ты Камал? – гаркнул он, заезжая наперед.

– Я, – оробел Камал.

– Слушай, Камал, мне все известно про тебя и про твой коржун…

У Камала душа ушла в пятки. “Ну, – думает, – вот она – новая беда! Спасаясь от дождя, попал я под снег…”

– Покупаю коржун! – продолжал бай. – Ты, говорили мне, просишь за него сто червонцев? Не будем торговаться. Вот тебе деньги. Давай коржун!

Камал и опомниться не успел, как кошель с деньгами уже был у него в руках, а коржун лежал на спине байского иноходца.

– Прощай, Камал! – помахал камчой обрадованный бай, заворачивая коня. – А когда увидишься с Алдаром-Косе, передай ему, что я достиг, чего желал. Пусть позлится, что коржун достался не ему!

Сказал – и скрылся.

А через несколько дней в новой чистой и просторной юрте Камала шел радостный той. Было теперь чем угостить друзей недавнему бедняку!

Полная юрта набралась гостей, да еще и подле юрты расстелили для них белые узорчатые кошмы.

Явился на той и Алдар-Косе. Как старшего брата после долгой разлуки, встретил его Камал.

– Как мне тебя благодарить, друг Алдакен? – говорил он со слезами. – Ты спас мне жизнь, ты одарил мою семью счастьем!

– За что меня благодарить, Камал? – улыбался Алдар-Косе. – Тебе в руки попали не мои деньги. А бай хоть и потратился немного на тебя, да что его жалеть: “Сытый конь враз не похудеет”. Пускай помнит, дурачина: “Кто накидывается на варево, обжигает рот”.

И под громкий хохот Алдар-Косе рассказал гостям Камала, как он одурачил бая.

На другой день вся степь повторяла этот рассказ. Не дошел он только до бая, что купил “ослиные зерна”. Бай в это время тайком от всех сидел у болота и ждал, когда же наконец из грязи появятся всходы ослов.



Зараз ви читаєте: Как Алдар-Косе научил бая возделывать ослов