Иван-корзинщик

Жил-был один купец, да с женою. У них родился сын. Вот сын растет этот, отец отдал его в ученье, обучил его всему, и вот стал уже сын на возрасте. Тут уже настало время сыну жениться, отец и говорит: “Ну, Ваня, выбирай себе невесту”.- “Как же я, папа, придумать не могу себе”. Отец и говорит: “Вот тут невеста хороша, а вот у этого купца еще лучше”. Сын отвечает отцу: “Нет, папа, эти невесты не по мпе!” – “Ну, – говорит, – ищи сам, я с тебя воли не сымаю”,- отвечает отец сыну.

Вот сын, сколько ни ездил, и не мог себе выбрать невесту:

“Нет, папа, в нашем государстве нет по мне невесты”.

Отец нагружат корабль с товаром и отправлят сына по разным землям. Ну, сколько он ни ездил, ни торговал, определить себе невесты не может. И пристает он к одной деревне, выкидывает торговый флаг и начинает торговать. Приходит вечер, он скрывает торговлю и идет в деревню, заходит в один домик, видит: старик плетет пестери (корзины по-вашему), а дочь его сидит, прядет пряжу.

И вот поглядел на эту девушку, и она ему понравилась. Он подумал и порошился у старика свататься: “Вот что, дедка,- говорит,- ты отдай за меня свою дочку замуж. И вот что тебе нужно, я тебе сделаю”. Старик и говорит: “Нет, я за тебя не отдам!” – “Почему же ты за меня не отдашь? Я,- говорит,- имею такой вот капитал и буду кормить-поить тебя до смерти”. Старик говорит: “Нет, животок твой голубок! Сегодня ты будешь купцом, а завтра нищим. А вот научись пестери плести, тыжпо отдам”.

Иван недолго думат и приматся за работу: “Ну, дедка, показывай мне, как начинать”. Старик ему показал, и Иван прилежно принялся за работу. И в скором временя начал он чище своего тестя работать. Когда он научился пестери плести, товда старик говорит: “Ну, теперя могу я за тебя дочь отдать. Теперя хоть не будет у тестя капитала, так ты можешь свою семью пропитать этим ремеслом”.

Недолго думавши, принялись за дело. Отвели они свадьбу, попростились со стариком и отправились в путь. Долго ли, мало ли плывут они по морю, так завидел он: сидит утка – он приказал спустить шлюпку, и садится в нее, и говорит жене: “Вот я эту утку убью!” А жена говорит ему: “Не, Ваня, не езди ты за уткой, погонишься за уткой и потеряешь весь корабль”. Он и говорит: “Ну, не может быть!”

Взял весла и поехал от корабля.

Когда немного отъехал, поднялась буря и принялась его в шлюпке качать, а корабль стал отдаляться дальше. И вот убросило корабль неизвестно куда. И вот его давай носить по волнам. Много ли, мало ли носило в волнах, но только выбросило на берег, а уже корабль неизвестно где.

А корабль его прибило к другому королевству. Когда прибило его к берегу, то пошли корабль осматривать. Тогда осмотрели корабль – и неизвестно чей, откудова. И так что на этом корабле оказалась молодая красавица. Когда доложили королю, король велел представить се к себе. Когда привели молодую красавицу к королю, король на нее посмотрел, и очень она ему понравилась. И сказал ей: “Не желаешь ли быть моей супругой?” Ну, она, сколько ни томилась, и отказаться не могла. И вот король задумал на ней жениться.

А Иван скитался себе берегом. Долго ли, мало ли он ски тался и дошел до этого городу. Когда входил в город, и просился у одной старушки на фатеру. Когда стал на фатеру, и начал заниматься пестерями. Пестери плетет и носит на базар, продает. И тем ремеслом питается сам и кормит свою хозяйку.

И вот в одно время пришлось ему идти с пестерями мимо дворца. Когда идет мимо дворца, она сидела под окном и увидала, что ее муж идет. Когда увидала, и сказала своим служителям, что воротите этого человека с пестерями.

Когда он воротился во дворец, она выходит и спрашивает: “Что пестери эти стоят?” Он и говорит: вот столько-то. Она берет пестери, и подает ему деньги, и говорит: “Вот еще принеси завтра”.

Когда он утром встает, и несет опять пестери. Как по ее велению, заходит прямо во дворец. И ей докладывают, что вот пестери принес. Она выходит и отдает ему будто ту все цену, за которую в первый раз купила, и дает ему пирожок, и спрашивает: “Где твоя квартира?”

Он рассказал ей квартиру, что вот у такой-то старушки. Когда он ушел, она его проводила, приказала запрекчи лошадь в карету и поехала.

Когда он приходит, уже будем говорить, домой, разломил пирожок – в пирожке загнуты золотые червонцы: “Да, наверно, меня жена еще не забыла!”

И вот она приезжает к нему в квартиру. Когда заходит в дом, и говорит: “Не правду ли я тебе говорила, что погонишься за уткой, потеряешь весь корабль? Тогда ты меня не хотел слушать, а теперь что ж ты думаешь? Как хошь меня возвратить отселе?” Тогда он говорит ей: “Я,- говорит,- про это дело ипчо не могу знать, и так хочу всю свою жизнь провести с этими пестерями”.- “Ну, а ежели бы,- говорит,- нам с тобой вместе Сойтись?” – говорит она ему. “Так как же мы теперь сойдемся, когда же ты в руках у короля, а я теперя одно средство имею – пестери плесть!” Она и говорит: “Пока запимайся пестерями, а дальше будет видно дело. И затем до свиданья”.

И с тем уехала во дворец. И живет себе с королем во дворце.

Потом они в одно время поехали по городу прогуливаться, она и говорит королю: “Вот что, душечка, я придумала. Чем же платить в чужие гостиницы деньги, лучше б открыть свою”. Король на то согласен и говорит:

“Открыть нам недолго, а кого же нам посадить в нее?” Она и говорит: “А вот,- говорит, – есть молодой тут человек, и он хорошо образован, он, – говорит,- никакого средства не имеет и вот пестери плетет и носит на базар продавать. По моему мнению, можно посадить его в гостиницу”.

Король, недолго думая, велел призвать этого человека. Когда приходит, он и говорит ему: “Вот что, – говорит,- я хочу посадить тебя в гостиницу, и можешь ты с ней орудовать?” – “Еще только посадите, то рад к вашим услугам!”

Недолго думавши, живо открыл гостиницу, и вот молодой человек живо стал торговать, и вот королева часто стала ездить в эту гостиницу. Уже стали советовать, как бы от короля отбиться.

И вот в одно время они советовались, сидели и придумали. Она и говорит своему мужу: “Я,- говорит,- спрошу у короля, как по ихнему закону: еже кто возьмет чужу жену за себя и окажется муж жив, и он всегда стоит за свою жену, то чо по вашему закону? Как его судить?”

Вот она приезжает во дворец, и вот они живут с королем дружно, она вида никакого не подает. И вот в одно время король сидел за законом, просматривал закон, она подошла к нему и говорит: “Вот что, душечка,- говорит, – я придумала вас спросить. Ежли же кто возьмет чужу жену и окажется муж ЖИЕ, и всегда он за свою жену стоит, и, по вашему закону, как его судить?” Он тогда и говорит: “А по нашему закону, еже кто возьмет чужу жену и муж жив, и окажется она ему нужная, с того голова долой”.

Она сейчас обращается в гостиницу и рассказывает своему мужу, и вот рассказала: “Так и так, по ихому суду, что кто возьмет чужую жену и муж окажется жив, и всегда стоит за свою жену, с того голова долой. Теперя мы устроим бал в этой гостинице, и когда,- говорит,- во время собрания, ты,- говорит,- выйди на середину и вот спроси у них, что вот, господа, как по вашему закону, еже кто чужую жену возьмет, а муж за свою жену стоит и она ему окажется нужная – то что тому по вашему закону? Когда же тебе скажут, что по нашему закону с того голова с плеч,- ты тогда бери шашку и руби королю голову и тогда говори: вот жена моя! Вот тогда ты меня возьмешь”.

Она приехала и говорит королю: “Нужно нам устроить бал в гостинице, как поздравить гостиницу”. Король говорит: “Я никогда не отпорен!”

И он разослал афишки, дескать, такого-то числа собирайтесь в гостиницу, дескать, будет бал. Когда собрались, тогда он выходит и говорит: “Вот, господа, у меня есть к вам вопрос! Как по вашему закону: еже кто чужую жену возьмет, а муж за свою жену стоит и она ему будет нужная, то как судить по вашему закону того?” Ему все в ответ: “По нашему закону – с того голова долой!”

И он берет тогда шашку и сносит королю голову: “Вот это,- говорит,- жена моя!”

И она провозгласила, что это муж ее. Тогда его слова никакого ответу не дали, и стали его просить, чтоб он был королем. Но он королем быть не согласился, а нагрузил свой корабль и отправился в путь. Когда приезжает к отцу, и сейчас благополучно живут-поживают и детей наживают.



Иван-корзинщик