Илья Муромец и Кáлин-царь

Наговорили злые люди-завистники князю Владимиру на старого богатыря Илью Муромца, будто похвалялся Илья выжить князя из Киева и на его место сесть. Рассердился Владимир и приказал заточить Илью в тюрьму подземную, в погреба глубокие. Не поспорил Илья с князем. Попрощался со своим конем любимым, Бурушкой косматым, и дал увести себя в подземелье сырое, холодное, темное.

Плохо пришлось бы там богатырю. Да, к счастью, пожалела его княжна молодая, дочь Владимира: тайком от отца послала она в подземелье подушки пуховые, одеяла шелковые, теплое платье да сытную пищу. Живет богатырь в подземелье.
А над Киевом беда собирается: пишет недруг-татарин, Калин-царь, что придет он скоро свойском к Киеву; требует, чтобы встречали его в каждом переулке сладкими винами, полными бочками. Попросил Владимир-князь у Калина отсрочки на три года, на три месяца, чтобы к приходу его приготовиться. Согласился Калин-царь. А прошел срок назначенный – и заплакал, затужил князь киевский:
– Нет у нас больше славного богатыря Ильи Муромца! Некому за родную землю постоять, некому Киев спасти! И зачем я его в погребах погубил!

А княжна молодая и говорит отцу:
– Жив, батюшка, Илья Муромец! Не погиб он в погребе!
Бросился Владимир в подземелье, а Илья там: жив, здоров, обут, одет. Обрадовался князь, повел богатыря в свои палаты белокаменные, угощать принялся, упрашивать:

– Обошел собака Калин-царь наш Киев-град. Помоги, Илья, постой за отечество, пойди против войска вражьего!
Стал собираться в поход Илья Муромец. Любимый слуга молодой ему все эти годы коня берег. Выехал Илья в чисто поле. В поле войска татарского видимо-невидимо. А в другой стороне стоят шатры белые: живут в них двенадцать русских богатырей. Стал их Илья уговаривать вместе с ним ехать против... царя Калина. Говорит ему богатырь Самсон Самойлович:

– Не хотим мы помогать Владимиру: он своих слуг-бояр кормит, жалует, а нам, богатырям, ничего от князя нет.
Как ни просил Илья товарищей – никто не хочет ехать защищать князя Владимира. Отправился Илья один в чисто поле.
Несчастлив был его выезд: бил он, топтал врагов, а под конец к ним в плен попался. Привели его татары к царю Калину. Калин-царь встретил Илью ласково. Уговаривать начал:
– Не служи ты, Илья, князю Владимиру. Служи мне, царю Калину. Дам тебе одежду драгоценную, золотой казны без счета дам.

Отвечал ему Илья Муромец:
– Не нужны мне твои дары богатые. Буду не тебе служить, а родной земле!
И уйти хотел. А татары теснят его, не выпускают. Схватил тогда Илья одного татарина, начал им, как дубиной, других колотить. Пробился в чисто поле, вскочил на коня и поскакал. Был у него лук тугой, стрелы каленые. И пустил он стрелу в ту сторону, где богатыри, его товарищи, шатры поставили. Спали богатыри в шатрах. Прилетела стрелка, пала на грудь Самсона Самойловича. Мигом проснулся богатырь, других разбудил.

– Славные богатыри святорусские, видно, Илье плохо приходится: прилетела от него стрелочка каленая. Надо ему на помощь спешить. Садились богатыри на своих добрых коней, Илью Муромца выручать кинулись. Вышли они все вместе с Ильей против войска татарского. Войско перебили, царя Калина в плен забрали. Голову ему отрубить хотели, да Илья удержал:

– Отвезем его в Киев,- говорит, – пускай Владимир-князь решит, как с ним быть.
Привезли царя Калина в славный Киев-град.

Упросил Калин Владимира:
– Не руби ты мне буйну голову! Буду я тебе вечно дань платить.
Согласился Владимир. На том они вражду и покончили.


Зараз ви читаєте: Илья Муромец и Кáлин-царь