Глупый волк

Надоело пастись лошадям под знойным солнцем. Направился весь табун прямиком к реке напиться и поплескаться. Самым резвым да сильным досталась чистая вода, а отставшим муть да грязь.

Был в этом табуне маленький серый жеребенок. Оттеснили его другие лошади, и увяз он в грязной луже едва не по уши. Вот уже весь табун разошелся, поспешая на пастбище, а серый жеребенок барахтается в грязи, выкарабкаться не может.

Тут подходит к нему волк.

– Вот это удача! – говорит. – Съем я тебя, однако, серый жеребенок!

– Где это видано, где

это слыхано, чтобы упавшего в лужу стригунка задрал благородный волк? – спрашивает жеребенок. – Сначала вытащи меня отсюда, как подобает настоящему молодцу, а потом сам рассудишь, съесть меня или нет.

– Твоя правда, – согласился волк. Помог он жеребенку выбраться из лужи и спрашивает: – Ну теперь-то я могу тебя съесть?

– Какой ты нетерпеливый, – отвечает жеребенок. – Как ты меня такого грязного есть будешь? Сначала смой с меня глину и речной ил, а потом поступай как знаешь.

Принялся волк мыть жеребенка. Принялся облизывать перепачканные бока и грязные ноги. Едва управившись, говорит жеребенку:

– Теперь ты вкуснее будешь. Пора тебя съесть!

– Да кто же ест подмокшее мясо! – удивляется жеребенок. – Дай ты мне хоть немного обсохнуть, я же никуда не денусь.

Оскалил волк острые зубы и уселся рядышком в ожидании скорой поживы. Сидит, слюнки глотает, а серенький жеребенок на солнце сушится. Вот уже вечереть стало, обсохли бока, встряхнулся серый жеребенок, почувствовав, как разогрелось тело и налилось молодой силой.

Тем временем подступил волк к жеребенку и разинул свою пасть.

– Кончилось, – говорит, – мое терпенье. Съем я тебя и косточки обгложу.

– Воля твоя, – отвечает жеребенок. – Только хочу я тебе открыть напоследок великую тайну: под правым копытом моей задней ноги хранится золотая печать с надписью. Прочти сначала эту надпись, как подобает настоящему молодцу, а потом можешь съесть меня.

Очень захотелось волку узнать тайну золотой печати. Взялся он за правое жеребячье копыто, стал надпись искать. А серенький жеребенок, собрав всю силу и точно нацелившись, так лягнул волка, что, отлетев в сторону, свалился тот без памяти.

– Глупый ты волк! – сказал напоследок жеребенок и стрелой умчался в степь.

Очнулся волк, открыл один глаз, а другой продрать не может, – до того сильно припечатал его жеребенок своим копытом. Но и одним глазом видно, что серого жеребенка след простыл.

– Какой же я дурак! – стал казниться волк. – Какую надпись я хотел прочесть на золотой печати, если грамоте не разумею! Какой же я простофиля! – не переставал ругать себя волк, бредя по степи и обнюхивая мышиные норки.

Вдруг видит – на склоне горы пасется бычок-двухлеток. “Уж этот-то от меня не уйдет!” – решил волк и бросился к бычку.

Бычок и убегать не стал, сообразив, что состязаться в резвости с волком бесполезно. А волк подбегает и говорит:

– Бычок, бычок, я тебя съем!

– Дядюшка волк, – отвечает бычок, – силой ты всегда меня взять успеешь, а вот попробуй одолеть смекалкой.

– Чтобы одолеть тебя, большого ума не понадобится, – зарычал волк, оскалив острые клыки.

– Ума, говоришь, не понадобится? – удивился бычок. – Ну-ка, садись ко мне на спину. Удержишься на загривке, тогда и съешь меня.

Уселся волк верхом на бычке и покрепче за рога ухватился. А бычок взбрыкнул и затрусил в сторону загона, да все быстрее и быстрее. Так со всего разбега и влетел в ворота. Не успел волк сообразить, что нагнуться бы надо, ударился лбом о верхнюю перекладину так, что искры из глаз посыпались, и свалился без памяти. Когда же пришел в себя, огляделся – бычка и след простыл.

– Горе мне, глупому! – стал сокрушаться волк, поглаживая шишку на лбу. – Никогда больше не сяду верхом на быка и детям своим накажу не делать этого.

Направился волк в сторону леса и тут увидел пасущихся на опушке свиней. Уткнувшись пятачками в землю, они ничего вокруг не замечали.

– Ну, свиньи, придется мне съесть вас! – зарычал волк, подходя поближе.

– Какой же ты грозный, дядюшка волк! – дружно изумились свиньи. – Разве можем мы тебе перечить. Только сделай милость, послушай сначала нашу прощальную песню, – сказали свиньи и уселись вокруг волка.

Интересно серому послушать, как свиньи поют, не стал он перечить.

А сытые свиньи начали хрюкать, визжать, пищать на все голоса, подступая к волку. Одни пищали тонко-тонко. Другие визжали звонко-звонко. Остальные хрюкали так, что волк вконец оглох, уронил голову и сидел, не чая вырваться из плотного кольца.

Заслышав шум и гам, прибежали пастухи, увидели волка, схватились за жерди да такой трепки дали серому, что кинулся он бежать, не разбирая дороги. Бежит и ругает себя:

– Какой же я несчастный! Какой же я глупый! Ну зачем мне понадобилось свиное пение?

Вдруг видит – бежит навстречу собака.

– Уж ты-то меня не обманешь! – зарычал волк. – Уж тебя-то я съем!

– Дядюшка волк, – взмолилась собака, – на что тебе такая худющая? Сквозь мои ребра даже солнце просвечивает. Если ты в самом деле голоден, то почему бы тебе не полакомиться конским салом в четыре пальца толщиной? Загляни в соседние кусты.

Побежал волк туда, куда собака указала. А там и впрямь лежит конина. Вцепился голодный волк своими острыми зубами в приманку, которую оставили охотники, и угодил задними лапами в капкан. Попробовал было вырваться, но ослаб вконец и затих. А тут и охотник подоспел.

Говорят, так и окончил свой век глупый волк, который непременно хотел кого-нибудь съесть.



Глупый волк