Добрый царевич

Жил-был жадный царь и был у него сын. Когда царевич подрос немного, надоело царю его кормить, вот и послал он сына вместе с одним своим министром бродить по свету да денег добывать.

Дал он ему в дорогу горсточку золотых и сказал:
«Возвращайся через три года с тремя мешками золотых дукатов, а не то мой меч, твоя голова с плеч».
Вот и отправился царевич со своим министром бродить по свету. Министру-то уж очень не хотелось, да только что делать, послушался. Пришли они в один город и видят, какого-то человека со связанными ногами волокут

по улицам. Стали спрашивать:
«За что же вы человека так мучаете?»
Рассказали им, что человек этот ничего плохого не сделал, только у них в городе с незапамятных времен такой обычай: как кто собрался умирать, хватают его и волокут по городу, а потом за городом покойника хоронят. Будто бы тем самым смертельно больному оказывают последнюю почесть. Только богатые могут откупиться от такого обычая. А этот человек бедный, ни гроша за душой.
У доброго царевича сердце сжалось от жалости. Дал он людям денег, чтобы выкупить несчастного от такого страшного обычая, взял его на руки, отнес за город, а когда тот испустил последний вздох, выкопал могилу, похоронил покойника и даже малый памятник на том месте возвел. При этом царевич совсем не слушал, что ему министр говорил.
Увидел это министр, бросил царевича на дороге и вернулся домой. А царевич пошел дальше бродить по свету.
В скором времени раздал царевич все деньги, а себе даже гроша не оставил. Домой идти с пустыми руками он боялся, помнил отцовскую угрозу, вот и вернулся он в первый город, где покойника хоронил и нанялся в услужение к старому трактирщику на краю города. В тот трактир мало кто ходил. Но как прослышали люди про доброго молодца, валом повалили, так что вскоре старый трактирщик разбогател.
Вот однажды трактирщик спрашивает своего помощника, чем его вознаградить за такую службу.
А тот отвечает:
«Дай ты мне немного денег, чтобы я мог пойти бродить по свету».
Старый трактирщик согласился. Только не хотел он царевича одного пустить, вот и стал подыскивать ему товарища в дорогу.
В то время зашел в трактир путник, с лица весь черный, и предложил трактирщику взять с собой молодца.
«Нет, — сказал ему трактирщик, — ты мне не по душе, очень уж ты с лица черен».
«А ты у молодца своего сначала спроси, — сказал ему путник. — Коли и ему буду не по душе, пойду дальше своей дорогой».
Трактирщик согласился и позвал молодца. Молодец путника увидел, и тот ему понравился, хоть и был с лица черен. На другой день утром отправились они в дорогу.
Вот подошли они к роднику, путник остановился и говорит царевичу:
«Слушай, братец, внимательно, что я тебе скажу. Идем мы вместе бродить по свету. Давай же поклянемся на этом месте, что не затаим ничего друг от друга и что будем всегда вместе и днем, и ночью, и в счастье, и в горе, а через год, когда во здравии и с божьей помощью возвращаться станем, разделим по-братски и поровну у этого родника все, что по свету насобираем».
Царевич согласился, поклялись они друг другу у родника и пошли дальше.
Вот однажды подошли они к пустырю. Все встречные советовали дальше не ходить, а не то, мол, не миновать им ночью смерти. Только путник оставил их слова без внимания и пошли они дальше.
К вечеру подошли к опустевшему постоялому двору и решили там переночевать. Царевич лег в первой комнате и от усталости сразу же уснул. А путник обошел все комнаты, а когда вошел в третью, увидел там трехглавого змея. Этот змей пожирал путников, которые останавливались здесь переночевать, а деньги, украденные у них, прятал в последней комнате. Комната эта была полным — полна золотых дукатов.
Путник змея убил, комнату с деньгами запер и вернулся к царевичу. Утром он ни слова не сказал о том, что приключилось ночью.
Шли они шли и пришли в большой город. В том городе был царь, а у того царя — дочка, писаная красавица. Сколько раз ее замуж выдавали, столько и мужей у нее умерло сразу же после первой свадебной ночи. И тогда пропали охотники на ней жениться.
Путник пришел к царю и от имени царевича попросил руки его дочери. Царь обрадовался, а когда увидел царевича, тут же приказал свадебный пир готовить. Люди говорили путнику, чтобы царевич от этой царевны отказался, жалели его молодую жизнь, только путник их не слушал, отвечал, что о молодце позаботится и в обиду его не даст.
Когда свадебный пир кончился и молодые собрались идти в спальню, стал путник говорить, чтобы и его поместили в одной комнате с ними. Царевич просил его оставить их одних, только путник об этом и слышать не хотел.
Царевич долго его уговаривал, пока, наконец, путник не напомнил ему их клятву:
«Ты же сам говорил, что будем мы всегда вместе, и днем, и ночью, и в счастье, и в горе».
После этого царевич перестал его уговаривать и согласился, чтобы путник и хранитель спал с ними вместе.
Не успели они улечься на постель, как царская невеста открыла уста и начала храпеть. Путник встал, подошел к ее изголовью, вынул меч из ножен, наклонился над спящей царевной и стал тихонько ждать, что будет. Вскоре увидел он, как из уст спящей появилась огромная змея. Только собралась она царевича укусить, как путник взмахнул мечом и отрубил ей голову. А туловище змеи уползло обратно в тело спящей.
Утром, когда весь дворец проснулся, все узнали, что царевич жив и здоров, и очень обрадовались.
А когда год стал близиться к концу, царевич с царевной и его спутник собрались в обратный путь. Путник от царя награды взять не хотел, попросил только сорок ослов, да сорок пустых мешков впридачу. Как приехали они на опустевший постоялый двор, путник нагрузил на ослов мешки с деньгами, а потом все отправились в город, где царевич служил у трактирщика. По дороге встретился им тот самый родник, у которого царевич и путник дали друг другу клятву.
«Год прошел и наши дороги должны разойтись, — сказал путник. — Пора разделить нам поровну наше богатство».
Разделили они ослов и все остальное пополам.
«А теперь разделим и твою жену, — обратился к царевичу путник. — Держи ее за одну руку, я возьму за другую и разрежу ее на две равные части».
«Что ты выдумал? — ответил царевич. — Я свою жену очень люблю, но уж лучше забирай ее целиком. Не лишать же ее жизни из-за этого».
«Нет, надо ее пополам разделить, — настаивал на своем путник. — Не забудь, какую мы клятву друг другу дали!»
Нечего было делать, не нарушать же клятву. Вот взял царевич свою жену за одну руку, путник за другую. Царевна как увидела, что этот человек, с лица весь черный, вытащил нож, так и закричала от ужаса. А когда закричала — поперхнулась и закашлялась и выплюнула изо рта туловище змеи.
«Оставь себе свою жену, — сказал путник царевичу. — Я хотел только, чтобы тебе из уст жены никогда больше не угрожала опасность».
Потом этот человек, с лица весь черный, рассказал царевичу все как было, а про себя сказал, что он и есть тот человек, которого царевич когда-то похоронил со всеми почестями. Сказал он это и исчез.
Царевич только подумать успел: «Правду говорят, что добро всегда окупается».
Царевич сел на коня и привез домой не только невесту, но и сорок мешков золотых дукатов своему отцу. Жадному царю ни до сына, ни до его невесты никакого дела не было. Зато как увидел он золото — обрадовался. Только от страха за свои сокровища он перестал совсем есть и спать, так что в скором времени жадность свела его в могилу.
Царевич после этого стал царем и прославился своей мудростью и добротой.



Добрый царевич