Чудесный подарок

В Истрии, в бедном селении, что ютилось на скалистых берегах у самого моря, жил мальчик-сирота. Своего хозяйства у него не было, отец с матерью не оставили ему, умирая, ничего, кроме маленькой лачуги. Пропадать бы парнишке от голода, да пристроился он пасти коров, коз и овец всего селения. Не велико было стадо, так ведь и силенок у мальчонки немного, он и с этим-то стадом еле-еле управлялся.
Вот однажды погнал он скотину на горную лужайку, где трава погуще да посочней. Смотрит – спят на самом солнцепеке три девушки. Все три – красавицы, друг на дружку похожи – и не различишь. Лица белые, будто первый снег, что на вершине горы выпал, на щеках румянец, словно облачко на ранней зорьке, длинные золотистые волосы по плечам, по траве разметались. Одежды то ли из паутины лесной, то ли из тумана ночного сотканы. Вилы то были, волшебницы вилы, что живут в горах, и в лесах, и в реках, и в тучах. Да пастушонок никогда раньше вил не видел, думал – девушки это простые, что прилегли, усталые, отдохнуть на траве и уснули. Вот и говорит он сам себе:
– Ведь обожжет солнце их лица, напечет голову.
Отошел к краю лужайки, где росли высокие липы, наломал кудрявых веток и воткнул их в землю над головами девушек, укрыл их тенью от жаркого солнца.
Спят вилы, а мальчонка пасет свое стадо, приглядывает, чтобы коровы не разбрелись, чтобы козы высоко в скалы не забрались.
Перевалило солнце за полдень, тут и проснулись вилы. Увидели ветки над головой, стали друг у друга спрашивать:
– Не ты ли, сестрица, ветки воткнула? Хорошо в тени было спать.
Каждая отвечает:
– Не я это сделала.
– Смотрите, – сказала одна, – вон пастушонок стадо пасет. Не он ли о нас позаботился? Побежим, его спросим.
Побежали вилы к пастушонку, белые их ноги травы не касаются, на бегу развеваются волосы, что слепят глаза, будто солнечные лучи. Зажмурился мальчонка, в кусты спрятался.
Со смехом его вилы из куста вытащили, тормошат и спрашивают:
– Ты ветки наломал?
Оробел пастушонок, лишь головой кивнул.
Пошептались вилы, и одна дала пастушонку мешочек с золотыми цехинами, а он не то что золотых, а и медных монет отроду не видел.
– Спасибо, девушки, только что делать с этими желтыми кружочками? – говорит. – Мне игрушки ни к чему.
Засмеялись звонко вилы и опять зашептались.
– Ну, так слушай, – говорят. – Как погонишь свое стадо домой, что бы за собой ни услышал, не оглядывайся, пока до селения не дойдешь. Что бы потом ни увидел – все твое.
Сказали так и исчезли, будто растаяли, как снежинка на ладони тает. Тут понял мальчик, что не простые это девушки, а вилы-волшебницы. Под вечер погнал он стадо домой. Идет, не оглядывается, как вилы велели. Вот с горы спустились, к морю вышли. Гонит он стадо берегом. Вдруг зазвенел за его спиной колокольчик, потом другой, потом третий, еще и еще. Такой звон-перезвон по берегу пошел… Не выдержал пастушонок, оглянулся.
Видит – из моря одна за другой овцы выходят, козы, коровы и к стаду пристают. У каждой коровы колокольчик на шее привязан, позванивает. Только вот как оглянулся, ни одна больше из волн не вышла. Да не беда! И без того скотинки много.
Вернулся пастушонок в родное селение. Стал по дворам скотину загонять: у кого две овцы – пять возвращаются, у кого одна корова – три в хлев бредут. Всех сельчан наделил, и самому немало досталось.
Вот и запомни – вилы все могут. Как ты к ним, так и они к тебе!



Зараз ви читаєте: Чудесный подарок