Баручи

Жил-был Диа. И был у него брат Баручику – однорукий, одноногий. Олешков у них было штук десять. Жили они вместе с матерью. Диа все время охотился, а Баручику караулил стадо. Однажды ушли олени через речку.
Баручи спрашивает у них – Почему вы ушли за речку? Почему намочили бакари [обувь, сшитая из камоса – шкур с ног оленя]?
Взял он нож, с десяти живых оленей весь камос [шкура с ног оленя] срезал и говорит:
– Ходите теперь через речку босиком!
Вечером пришел Диа. Баручи спрашивает у него:
– Почему наши олени такие глупые, ничего не понимают? Вот они ушли через речку, и бакари намокли.
– Какие бакари? Олени бакари не носят, – удивился Диа.
– А что у них на ногах?
– У них не бакари, а камос.
– А я думал, что это бакари. Пожалел, что они намокнут, и срезал.

– Ну что ты наделал! Зачем камос ободрал? Пропадут теперь олени! – сказал Диа и подумал: “Надо Баручику где-нибудь оставить, а то он много чего натворит, если я уйду надолго”.
Вот аргишили [обоз из оленьих упряжек; аргишить – ездить аргишом, кочевать] они однажды. Диа впереди идет. Вдруг он увидел озеро. Во льду – прорубь. Диа говорит:
– Баручи, иди-ка сюда! Тут в проруби много народу, поют, играют.
Баручи глядел, глядел, ступил ногой в воду да и пошел ко дну. А брат его дальше отправился.
Через три дня вечером Диа видит: идет кто-то. Открыл дверь, а это Баручи пришел и десять больших чиров принес.
Баручи говорит:
– Брат, ты, наверное, меня за рыбой послал? Я принес рыбы.
“Что же он за человек? – думает Диа. – Как из проруби выбрался?”
В другой раз опять аргишили. Нашли высокое дерево. Диа поднялся на вершину этого дерева:
– Эй, Баручи! С этого дерева всю землю видно! Ох, как интересно! Иди сюда!
Баручи поднялся к брату, а Диа схватил его и привязал веревкой к верхушке дерева.
– Вот где будет твое место! – сказал, а сам слез с дерева и пошел дальше.
Прошел он немного, остановился. Три дня на этом месте прожил. Вечером видит: человек идет. Присмотрелся, а это Баручи.
– Брат мой, наверное, тебе нужны были дрова?... Ты оставил меня дрова рубить? Я принес дров на целый год.
Диа говорит:
– Это опять ты, Баручи! Я же тебя крепко веревкой привязал! Ну, ладно, больше я тебя трогать не буду. Но и ты ничего не трогай, а то ведь ты меня без оленей оставил!
Так прошло несколько дней.
Однажды решил Баручи пойти на охоту. Шел, шел и видит: большое озеро, а на нем много сетей поставлено. Баручи начал вынимать сети. Рыбы в них полно! Вдруг видит: кто-то к нему приближается. А это, оказывается, одноглазый великан Сихио. Подошел Сихио, говорит:

– Кто ты такой? Почему мои сети вынимаешь?
– Это мои старые сети! – говорит Баручи. – Их здесь мой отец поставил, когда я родился!
– Неправда! Это мои сети! Я их недавно поставил!
– Нет, – говорит Баручи, – это мои сети. Давай принесем сюда шайтанов [деревянный божок, который, по поверью, охраняет жилище от злых духов], у них спросим! У тебя шайтан есть?
– Есть, – отвечает Сихио.
– Завтра рано утром приходи сюда с шайтаном. Я тоже приду, – говорит Баручи.
Утром он встал рано и говорит матери:
– Одевайся, мать! Пойдешь со мной! Взял он маленькие саночки, и пошли они к озеру. Баручи говорит:
– Я скажу Сихио, что ты мой шайтан. Встань на санки на четвереньки!
Старуха встала на четвереньки, Баручи завязал ей лицо. Пришел Сихио, тоже саночки притащил. Баручи ему говорит:
– Смотри, Сихио, вот мой шайтан. Теперь ты своего покажи.
Сихио показал сделанного из дерева человечка – сэда.
– Теперь мы будем с шайтанами говорить, – сказал Баручи. – Я первый спрошу: “Скажи, шайтан, чьи это сети – Сихио или моего отца? Правду скажи!”
Старуха тут говорит:
– У-у! Это старые сети отца Баручи!
– Ну, Сихио, слышишь? Шайтан сказал, что это мои сети. Теперь ты своего шайтана спроси.
Сихио несколько раз спрашивал шайтана, а у того рта нет – как он говорить будет?
Вот Баручи и говорит:
– Значит, моя правда!
Сихио пошел домой, а Баручи всю рыбу из сетей вынул. Когда Сихио не стало видно, он развязал мать. Нагрузили они целую нарту [легкие сани для езды на собаках или оленях] рыбой и отправились домой.


Зараз ви читаєте: Баручи