Анана

Было, да и не было ничего – жил один царевич. У царевича был сад, а в саду – две грядки. На одной грядке растет лук-порей, на другой – укроп. Царевич не съест, не выпьет, пока в саду у своих грядок не посидит.

Вот идет раз царевич вдоль своих грядок, видит – валяется бумажка. Поднял, смотрит что-то написано, а не прочесть что, взял да и отдал кому-то. Ожила вдруг бумажка, девушкой обернулась. Такая красавица та девушка, такая красавица – нет на свете краше ее.

Увидел царевич девушку, захотел ее в жены. Спрашивает:

– Какого ты роду-племени?

Имя у меня порейное, пояс на мне укропный, простая я девушка.

Ушел царевич. “Не знатного ты роду”, – сказал, отвернулся от девушки – Анана ее звали – и женился на другой. Анана любит царевича, любит, от любви умирает.

Привела Анана с гор оленей, надоила молока, налила в котел и села в него. Кипит молоко – моется в нем Анана.

Увидел царевич Анану в кипящем молоке и говорит жене:

– Смотри, наша Анана привела с гор оленей, подоила их, налила в котел молоко. Молоко кипит – Анана в нем моется.

Сказала жена:

– А я не могу?

Созвала жена царевича коров с гор, подоила их, вскипятила молоко, села в котел и сварилась.

Овдовел царевич.

Пошел царевич к Анане и спрашивает:

– Какого ты роду-племени?

А она все то же:

– Имя у меня порейное, пояс на мне укропный, простая я девушка.

– Не знатного ты роду, – сказал царевич и женился на другой.

Пошла Анана, взобралась высоко на гору. Села сучить шелк, обронила веретено; отрезала себе нос, бросила вниз.

– А ну, носик, принеси веретено!

Принес нос веретено и сел снова на место. Увидел царевич, пошел к жене и говорит:

– Удивила меня наша Анана. Влезла она высоко на гору, села сучить шелк да обронила веретено; отрезала тогда она нос, бросила вниз: “А ну, носик, принеси веретено!” Принес нос веретено и сел снова на место.

– Что же тут удивительного? – сказала жена. – Это и я могу.

Влезла на крышу, взяла веретено и стала прясть: обронила она веретено, отрезала свой нос и бросила его вниз. Нос не принес веретена, сама вся кровью изошла и умерла.

Опять овдовел царевич, пошел к Анане и спрашивает:

– Какого ты роду-племени?

– Имя у меня порейное, пояс на мне укропный, простая я девушка, – говорит Анана.

Ушел царевич, пришел в горы, отыскал свинопаса, купил свинью, сказал: “Мясо вам, а кровь мне”, – велел ее заколоть, затем приказал:

– Вымажьте меня всего в крови, отведите и положите возле Ананы.

Зарезали свинью, вымазали царевича кровью, отнесли к Анане и бросили. Увидела Анана окровавленного царевича и вскрикнула:

Солнце – мать, отец мой – месяц,

Звезды – братья в синем небе,

Сбросьте вниз мою скамейку,

Умер милый мой царевич.

Только сказала – раскрылось небо и опустилась золотая скамья.

Встал царевич, обнял Анану, стал ее целовать и ласкать.

Отпраздновали они свадьбу и зажили счастливо.



Анана